razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Мюнхаузен-4. — (клочок 1596)

                                                       ДВЕ ЛУНЫ

Скромность мне подсказывает: пора заканчивать своё повествование. Но ваше внимание к необыкновенным случаям из моей жизни, вижу, столь сильно, что оборвать здесь свой рассказ я не решусь. И хотя на Луну судьба меня в третий раз не забрасывала, выслушайте ещё одну историю, столь же правдивую, как и предыдущие.

Однажды, не помню уже, что заставило меня отправиться в Италию.

Прекрасным летним днем я купался на Сицилии близ Палермо, и у меня вдруг возникло непреодолимое желание взобраться на гору Этну.

Зачем, спросите вы. Мне захотелось рассмотреть эту знаменитую печку изнутри.

Почти половина следующего дня у меня ушла на то, чтобы взобраться на вершину вулкана. Добраться до кратера, выплёвывающего то языки пламени, то раскалённые куски камней, было нелегко, но оставаться около этой гигантской воронки оказалось ещё трудней.

Я подошёл к самому краю обрыва, выбрал момент, пока гора, выдохнув огонь, набирало воздух для нового выброса пламени, и без колебаний прыгнул внутрь.

В тот же миг я почувствовал себя так, словно очутился на верхней полке жутко нагретой парной в русской бане.

Неведомая сила подбрасывала вверх раскалённые докрасна угли, они неслись со страшной силой, и мне стоило немалых трудов уворачиваться от них. К счастью, я довольно быстро достиг дна. Лишь несколько углей успели обжечь моё тело.

Первая мысль, на которую в тот момент я оказался способен, свелась к вопросу: «Где я?»
Я оглядываюсь и что же, вы думаете, вижу? Вокруг меня, представьте себе, толпа разъярённых громадных циклопов. Ужасный шум, грохот, крики и проклятья, казалось, заполнили весь воздух — это циклопы что-то выясняли между собой.

Это выяснение отношений продолжалось уже три недели, а результатом его стал беспорядок наверху, который люди приняли за очередное извержение вулкана. Позже я узнал причину их ссоры — кончился срок правления их предводителя, и им нужно было избрать нового.

Моё появление как по мановению волшебной палочки восстановило мир и тишину. Циклопы тесно обступили меня, каждый ворочал из стороны в сторону своим единственным здоровенным глазом, в котором я видел прежде всего недоумение — откуда тут это крошечное существо?

Вы, без сомнения, как и я до того дня, считаете рассказы о циклопах выдумкой. Но каково мне было оказаться среди них, самых что ни на есть живых — можно протянуть руку и дотронуться.

Именно так я тогда и сделал, чтобы убедиться: это не сон, это всё наяву.

Циклопы, с которыми я познакомился на дне Этны, оказались добродушными и милыми созданиями.

Конечно, они были несколько великоваты для меня, но я довольно скоро привык к тому, что надо постоянно задирать голову. Вежливый человек всегда должен смотреть в глаза своему собеседнику, даже если у него всего один глаз.


Оказалось, что я свалился к ним на их кухню, где они обычно готовят себе завтраки, обеды, ужины — всё как у людей. Огромная печь горит, дежурный помешивает ложкой в котле с кашей или итальянскими макаронами, а остальные обсуждают разные проблемы — повторю: всё как у людей.

Свою доброту они явили мне на деле. Один из них заковылял к шкафу, достал пластырь, лечебную мазь и своими руками наложил их на мои обожжённые части тела. Мазь подействовала мгновенно — раны тут же зажили.

Второй принёс мне бутылку божественного на вкус напитка — он понял, что от жары у меня пересохло горло.

Третий предложил подкрепиться — я даже не знаю, чем меня угощали, но было бесподобно вкусно!

Потом меня отвели в небольшую по их меркам комнату, где я смог отдохнуть на мягком, удобном диване размером с площадку для гольфа.

На следующее утро циклопы стали предлагать мне стать их предводителем. Они буквально умоляли меня, ну, совсем как малые дети:

— Барон, под вашим руководством у нас прекратятся раздоры, и мы перестанем в гневе швырять вверх раскалённые угли, которые у вас, смертных, именуются «извержениями». Мы будем послушными и превратим гору в восьмое чудо света, ничуть не хуже египетских пирамид!

Должен сказать, что я всерьёз уже подумывал ради людей согласиться и обещал циклопам подумать.

Но среди них нашёлся один, сам давно мечтавший занять почётное место предводителя. Не выдав до этого ни единым намёком своего желания, он явился ко мне ночью, когда я спал. Изнемогая от ревности и зависти, циклоп схватил меня и со словами: «Вернись в тот мир, откуда явился!», не дав мне ни секунды на оправдание, швырнул меня в бездну.

Помню, я падал с чудовищной скоростью, которая возрастала с каждым мгновением, — в конце концов это закончилось тем, что я потерял сознание.

Очнулся от обморока я, когда почувствовал, что захлёбываюсь холодной горько-солёной водой. «Я в пруду? В море? В океане?», — промелькнуло у меня.

С детства я отлично плаваю, и потому держаться на волнах мне не составило труда. Однако, крепко стоять на твёрдой земле, скажу вам, занятие более надёжное, чем качаться на водной поверхности, готовой под тобой расступиться, чтобы потом над тобой сомкнуться.

Очень скоро рядом со мной возникла из тумана высокая белая, точно облитая сметаной, скала. Вскоре я понял, что это плавучая ледяная гора. Где-то я читал, что в просторечии их называют айсбергами. Но никакой таблички, как на кораблях, что это именно айсберг, и какое его название, я не разглядел.

Возможно, в том повинен туман. Всё же видимость была не лучшая.


После долгих и безуспешных поисков удобного места я всё-таки смог выбраться, а затем и вскарабкаться на ледяную гору. И первым делом огляделся.

К великому моему огорчению, кругом была одна вода, разве что несколько ледяных глыб, похожих на мою, нарушали её ровную поверхность.

Уже подступала темнота, когда я, покрытый ледяной коркой, продрогший до самых косточек, заметил небольшое судно, двигавшееся в мою сторону.

Мне трудно было даже пошевелиться, и я стал кричать. Меня услышали, потом увидели и приняли на борт.
Стоило мне немного оттаять, я спросил у капитана корабля, в какие края меня забросил коварный циклоп.

Он сочувственно поглядел на меня, переглянулся с матросом, стоящим у руля, однако ответил:
— В Южном Ледовитом океане.

И я понял: злобный циклоп швырнул меня так сильно, что, пролетев прямиком через центр Земли, я свалился в Южный Ледовитый океан, то есть с другой стороны Земли.

Я не силён в математике, но уверен, этот путь значительно короче, чем если бы мне пришлось следовать вокруг земного шара.

Перед тем, как уснуть в ту ночь, я посмотрел на небесные звёзды, которые благоволили ко мне и не дали погибнуть. Они увидели, что я гляжу на них, и кое-кто даже подмигнул мне.

Но меня больше изумило другое: яркий свет большой, как блин на сковородке, жёлтой Луны.
«Что-то тут странное», — подумалось мне, хотя я не сразу понял, что именно меня взволновало.
Лишь лёжа под тёплым одеялом, я сообразил: когда я был на Луне в первый раз, она была серебристая — мне тогда это затрудняло найти мой серебряный топорик. А какого цвета была Луна, когда я попал на неё во второй раз? Я пытался вспомнить и не мог. В одном лишь был уверен: лунный берег, какой я увидел там, оказался совсем не таким, какой я увидел Луну, взобравшись на неё по бобовому стеблю.

«Ну конечно, он был не серебряного, а жёлтого цвета. Как же я мог не обратить на это внимание! — обрадовался я. — И сейчас я видел именно жёлтую Луну!»

Я выскочил из-под одеяла и, как был раздетый, помчался к капитану поделиться с ним своим замечательным открытием: на небе у нас, оказывается, не одна, а две Луны! Одна — серебристая — вращается над северным полушарием Земли, другая — жёлтая, она светит над южным полушарием. И я могу под присягой подтвердить этот научный факт, ведь я был на обеих Лунах. Только тогда я почему-то не понял, что их две. Причём, первая, серебристая, необитаемая, а на другой есть лунные жители.

Капитан был умным человеком, он сразу согласился со мной, но сказал, что в капитанской рубке ему нельзя отвлекаться даже по такому серьёзному поводу, а то корабль может врезаться в айсберг.

Он сказал, что, конечно, найдутся недоброжелатели, которые в это не поверят, но в конце концов правда восторжествует и меня признают первооткрывателем второй Луны. С этим я и пошёл спать.

Нетрудно догадаться, что всё время, пока мы плыли, меня мучил один вопрос: почему две Луны имеют разный цвет?

К счастью, я смог решить эту занятную задачу. В том, что одна Луна у нас серебристая, а другая — жёлтая, смело могу сказать, ничего удивительного нет.

Вы же понимаете, что северное полушарие Земли не зря ведь называют северным. А всё, что на севере, всегда холодное. Вот и Луна не исключение, а потому она серебристая, словно покрытая инеем.

А южное полушарие, оправдывая своё название, конечно, теплее. И Луна над ним, само собой, жёлтая, словно слегка подрумяненная.

Этим, кстати, объясняется и то, что на холодной, серебристой, Луне, естественно, никто жить не желает — кому захочется всё время мёрзнуть! А вот жизнь на тёплой, жёлтой, Луне жителям очень даже по нраву — тепло ведь!

Иногда, правда, и той, и другой Луне становится скучно ходить привычной до надоедливости дорогой меж звёзд. И тогда они ненадолго меняются местами. Южная отправляется побродить на север, в северная — погреться на юг. И тогда люди могут наблюдать чудо: жёлтую Луну — над северным полушарием и серебристую — над южным. Вот только жители жёлтой Луны очень не любят случающиеся у них в эти периоды перепады погоды, когда вместо тёпленького дождика вдруг на них сваливается снег.

Как-то так получилось, что до окончания плавания больше мне с капитаном встретиться не довелось — капитан на корабле всегда самый занятой человек.

Но мою просьбу доставить меня в Гамбург он выполнил.

Почему именно туда? Я решил, что мне нужен отдых, и отчего бы не насладиться им в местах, знакомых и любимых с детства. С мыслью найти страну великанов для моего родственника я позволил себе немного повременить — хотя чем циклопы не великаны! — и обосновался в своём родовом доме.

Неведомыми путями весть о моих путешествиях на обе Луны докатилась до слуха многих соседей. Я и сейчас встречаю людей, взирающих на меня кто с завистью, кто с уважением, а кто с усмешкой.

Оглядываясь на прожитые годы, я вижу, что никогда не жаждал славы, она сама находила меня.

Просто, если ты живёшь на свете — готовься к приключениям. Они непременно найдут тебя, и очень скоро! А вот если вы спросите: «Что именно и когда произойдёт?», я отвечу одно, своё неизменное: «Дело случая!»

И ещё вот что я, барон Мюнхаузен, человек уважаемый и многими талантами не обделённый, скажу вам на прощание: «Не важно, приключится с вами вдруг то, что вы никак не ожидали, или, наоборот, то, что вы очень ждали и вроде бы вот-вот должно было свершиться, почему-то вопреки всему не произошло. Живите, как выходит!»


Хочу напомнить:

какие-то из рассказов приведены здесь в моём пересказе для детей, какие-то я написал сам, не пользуясь сюжетами Распэ или Бюргера. У вас есть возможность сравнить их и самим определить, где какие. Для меня было бы любопытно познакомиться с вашими гипотезами.
Tags: творчество
Subscribe

  • Пути-дороги... — (клочок 1599)

    Старшая дочь сейчас пребывает на месте слияния Нельмы и Клязьмы и в месте расположения храма в честь Покрова Божией Матери на Нерли под Боголюбовым.…

  • Природная живопись. — (клочок 1396)

    Фраза Пушкина, вложенная в уста Петра Первого «Здесь будет город заложён…» содержит знаковое для руского человека слово…

  • Здесь был дом… — (клочок 1395)

    В основе моей дипломной работы была «большая книга» Льва Толстого, так он определял жанр «Войны и мира». Солидный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments