razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Category:

«Почему Чехия?» - 7. — (клочок 1526)

В историю Староместской башни, что с восточной стороны Карлова моста, вписаны 2 исторических события, которые приходится назвать кровавыми.


1-е, совсем не легенда, связано с реальной казнью 1621 года, когда привели в исполнение смертный приговор участникам «сословного восстания» против Фердинанда II династии Габсбургов. Это была 4-часовая публичная казнь возле ратуши, во время которой были обезглавлены 27 человек, возглавивших восстание. Головы 12-ти из них затем выставили на крыше Староместской мостовой башни, и только через 10 лет черепа с башни были убраны. Историческое место той казни и обозначено теперь на Староместской площади 27 белыми крестами и белой же памятной надписью. Пройтись по ней считается дурным тоном, но турист редко смотрит себе под ноги, когда вокруг красоты Староместской площади.

Приводил приговор в исполнение профессиональный палач Ян Мыдларж, на счету которого насчитывалось более 800 казней. Он принадлежал к самой знаменитой чешской династии палачей. Работа была нервная, поэтому вечера он любил проводить в доме «У зелёной жабы», где и по сию пору находится пивная. Сейчас она носит название «У палача» (U Kata). В зале сохранился столик, за которым когда-то сидел сам Ян Мыдларж. Долгие годы за него никто не садился. Теперь столик пользуется огромной популярностью среди туристов и местных жителей. Время течёт, всё меняется.

Двумя веками позже арка Староместской башни вновь стала местом боёв, непродолжительных, но славы пражанам не снискавшим. Было это в дни, когда события французской революции оказались заразительны для чехов, решивших, что они революционеры ничем не хуже французов. И если «Україна це Европа», то «Прага це Париж». Чехи стали требовать созыва земского сейма, отмены цензуры, барщины и введения в школах чешского языка в качестве языка обучения. Апофеозом революционных настроений стал открывшийся в Праге «Первый Славянский конгресс» — съезд славянских народов, проживавших в Австрийской империи и выступавших против австро-германского владычества.

Тем временем на улицах Праги возникли 4 сотни баррикад. Но к восставшей Праге быстренько подошли австрийские войска и начали артиллерийский обстрел. 1-й пала баррикада у арки Староместской башни. Через 2 дня Прага капитулировала. Революция в Чехии была подавлена.


Напротив Староместской башни, с другой стороны моста, находятся Малостранские мостовые башни. По верхнему краю ворот, соединяющих Малостранские башни, располагаются зубцы, которые украшены гербами, в том числе Моравской орлицей и Чешским львом. На самих башнях можно увидеть личный знак короля Вацлава IV — зимородка в венце из платка, завязанного в узел. Зимородок, символ вечности и бесконечности, украшает и Староместскую мостовую башню, встретите вы знак короля и на самом Карловом мосту.

Зимородок — мелкая птица, немного крупнее воробья, которая не любит близкого соседства с другими, особенно крупными, птицами, — в моём представлении, куда более верный, нежели лев и орёл, выбор короля Вацлава IV в качестве государственного символа для маленькой Чехии. Я так не из свойственной мне вредности сужу. И вовсе не приверженец шовинизма во мне заговорил. В актовом зале ратуши можно увидеть латинскую надпись: «Prag caput regni» («Прага — глава империи»), напоминающую о блистательном прошлом города в годы правления 1-го Габсбурга на чешском троне в середине XVI века. Но ведь чужой империи ненавистных Габсбургов.

Тут можно сколь угодно долго и обстоятельно рассуждать о судьбе малых стран. Но, похоже, лишь история Швейцарии может служить неким исключением из правила, по которому на память приходят слова из кинофильма «Чапаев»: «Белые придут — грабют, красные придут — грабют... Ну куда крестьянину деваться!» Вот маленькую Чехию вечно грабили все кому не лень: венгры грабили, шведы грабили, австрияки грабили, немцы грабили. Вот и вынуждена была она всегда к кому-то «прислоняться», быть в положении героя монолога Зиновия Высоковского: «Люлек, я стою прислонютый…» Прислонялись чехи то к Священной Римской империи, то к Австро-Венгрии, то к династии Люксембургов, то к испанской короне, то к гитлеровской Германии, то к Советскому Союзу. И в результате складывалось вечно так, что судьбу страны решали за чехов чужие дяди, но не они сами.
Tags: актуально
Subscribe

  • «Почему Чехия?» - 12. — (клочок 1531)

    Прага напомнила мне ещё о двух, кроме Гашека и Кафки, известных чешских писателях. Сначала о Кареле Чапеке. (О 2-м чуть позже.) На площади Мира…

  • «Почему Чехия?» - 11. — (клочок 1530)

    Надо признать, такого количества и разнообразия памятников, как в Праге я не видел нигде. Тем не менее, со следующего года столица Чехии планирует…

  • «Почему Чехия?» - 10. — (клочок 1529)

    Далее несколько слов о памятнике Яну Жижке. Конная статуя национальному герою Чехии — полуслепой седой всадник с палицией в руке —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments