razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Опус намбе… — (клочок 1511)

Портретная галерея. Зал № 3

Портрет 8. П.Д. БАРАНОВСКИЙ

Пётр Дмитриевич Барановский (1892—1984) — выдающийся исследователь и реставратор архитектурных памятников древнерусского зодчества.

Основатель Музея имени Андрея Рублёва (совместно с И.Э. Грабарём) в Андрониковом монастыре*. Реставрировал Свято-Троицкий Герасим-Болдинский мужской монастырь в Смоленской губернии, восстанавливал здания Спасо-Преображенского монастыря, церковь Петра и Павла, древнего здания палат Старого Английского двора на Варварке и Митрополичьи палаты в Ярославле. Один из важнейших этапов в жизни реставратора — возрождение Крутицкого патриаршего подворья, памятника XIII — XVI веков.

* Андроников монастырь — Спасо-Андроников, Свято-Андроников, Андроников Нерукотворного Спаса, бывший мужской монастырь на левом берегу Яузы, близ одной из Поклонных гор, основанный в 1357 году митрополитом Алексием как митрополичий монастырь, названный по имени первого игумена Андроника, ученика Сергия Радонежского (в настоящее время монастырь находится в черте Москвы у Андроньевской площади).

Среди основных достижений Барановского реставрация Коломенского. В 1924 году он добился учреждения в Коломенском музея народного творчества и стал его первым директором. Он разыскал, вывез в Коломенское и сохранил для потомков домик Петра I, Моховую башню из Сумского острога, хозяйственную постройку из Преображенского. Под его руководством была проведена реставрация Георгиевской колокольни, а часть трапезной, связующая пристройка, разобрана, удалена как «позднейший» слой*.

* В 2005—2006 трапезная была отреставрирована, и церкви Св. Георгия был возвращён её исторический облик. В результате колокольня Георгиевской церкви стоит отдельно от трапезной.

Пётр Дмитриевич был последним человеком, который посетил Чудов монастырь в Кремле перед его сносом в 1929 году и успел вынести оттуда мощи митрополита Алексия. В 1925—1930 годы, в разгар антирелигиозного движения, по его точнейшим архитектурным обмерам был восстановлен Казанский собор на Красной Площади (закрытый ещё в 1918 году, храм быстро разрушался), построенный в память освобождения Москвы от поляков в 1612 году. Барановский следовал принципу — восстанавливать первоначальный облик здания, уничтожая все позднейшие пристройки и наслоения, что многими воспринималось в штыки. Однако в те годы это был способ сберечь памятник от немедленного сноса.

Когда в 1936 году в соответствии со сталинским планом реконструкции столицы в районе Манежной площади Казанский собор и Иверские ворота с часовней всё-таки снесли (храм в 1990—1993 годы вновь воссоздан), Барановский уже отбывал срок в Мариинске по «делу славистов» за «антисоветскую агитацию». Но, по общему мнению, три года лагерей — это была цена, которую он заплатил за спасённый ранее храм Василия Блаженного.

Быль или легенда, гуляет по свету народная молва, что храм уже собирались сносить, даже технику подогнали, но архитектор-реставратор Барановский залез в ковш экскаватора (вариант: выкрал ключи от собора и там забаррикадировался, угрожал покончить с собой, если храм снесут). Очевидцев нет, но общеизвестно, что после резкого разговора с Кагановичем, послал он Сталину дерзкую телеграмму с требованием не разрушать памятник. Она подействовала на вождя, и великий памятник древнерусской архитектуры был спасён.


Легендарные слухи о своих методах воздействия на вождя и чиновников Барановский не опровергал. О чудесном спасении храма Василия Блаженного даже сам в 1960-е годы известному журналисту «Комсомолки» Василию Пескову, после чего легенда история ушла в народ.
Много лет неудобный для многих Барановский занимался восстановлением и реставрацией комплекса памятников Крутицкого подворья на Таганке — комплекса разнообразных памятников архитектуры конца XVI века: живописные палаты, храмы, колокольни, крыльца, переходы и сказочный «Крутицкий терем» конца XVII века. Ему удалось спасти церковь Зачатия Анны, что в Углу в Зарядье.

В 1961 году он занимался судьбой палат иконописца Симона Ушакова, которые мешали строительству новых зданий ЦК КПСС, и по этой причине их намеревались снести. Приспособленные под жильё, палаты тогда пребывали в катастрофическом состоянии. Благодаря Барановскому они были сохранены и отреставрированы.

Когда для строящегося Дворца съездов вырыли 15-метровый котлован, который перерезал все водные источники на кремлёвском холме, колокольня «Иван Великий», построенная во времена царствования Бориса Годунова (её высота с крестом 81 м), дала крен. Дело в том, что все соборы и здания Кремля стоят на дубовых сваях, которые «живут», только если есть вода. И когда вода ушла, то все постройки «поехали». Тогда вопрос о самой высокой колокольне Москвы был поставлен на самом высоком уровне — на Политбюро. Оно приняло предложение Петра Дмитриевича вырыть котлован и залить его стеклобетоном, чтобы «Ивана Великого» не постигла участь Пизанской башни.

Говорят, в общей сложности Барановский создал более 100 реставрационных проектов, из которых 70 были осуществлены и исследовал несколько сотен старинных храмов, монастырей и прочих сооружений, расположенных на территории от Белого моря до Азербайджана.

Заслугой Барановского в области охраны памятников культуры стало создание клуба «Родина», в который вошли Павел Корин, Леонид Леонов, Сергей Конёнков, Илья Глазунов, Игорь Русакомский, космонавт Леонов и авиаконструктор Антонов. В 1965-1966 годах Барановский с единомышленниками добился создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Почти полвека своей жизни Пётр Дмитриевич прожил в Новодевичьем монастыре. Там, в корпусе больничных палат, он и скончался. Похоронен в Донском монастыре*.

* Ценнейший архив, собранный за долгие годы, П.Д. Барановский ещё при жизни передал в Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева, и в 2000 году его начали публиковать.

(Далее будет портрет В.И. Баженова)
Tags: творчество, текущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments