razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Опус намбе… — (клочок 1510)

Портрет 8. Е.Т. СОКОЛОВ

Егор Тимофеевич Соколов (1750—1824) — родился в Петергофе, обучался при Канцелярии от строений, работая на дворцовых постройках там же в Петергофе, где его отец был дворцовым слесарем.

В 24 года «по архитектурному художеству нарочито знающего юношу» перевели в столицу под начало Ю.М. Фельтена*. Первые 28 лет жизни носил, как было принято в те времена, фамилию Тимофеев (по имени своего отца — сын Тимофея). И только обретя известность и признание как архитектор, Егор Тимофеевич обратился с прошением на имя императрицы с просьбой разрешить носить своё подлинное «прозванье» Соколов. Всемилостивое распоряжение о «переименовании» Е. Тимофеева было ему дано, надо понимать, за особые заслуги.

* Юрий Матвеевич Фельтен (Георг Фридрих Фельдтен), — архитектор, получивший образование в Германии, состоял при архитекторе Растрелли помощником при сооружении Зимнего дворца. Позже стал ведущим архитектором в Конторе от строений Её Императорского Величества домов и садов. Преподавал архитектуру в Академии художеств. Как говорилось тогда, был «возведён в звание академика», затем избран в адъюнкт-ректоры Академии, а в 1789 году назначен её директором. В историю (кроме того, что был автором построек Малого и Большого Эрмитажей, Чесменской церкви, Армянской церкви на Невском проспекте, Дом Бецкого и градостроительных проектов: планировки Сенатской площади и застройки Дворцовой площади) вошёл своим уникальным инженерным решением. По идее и по чертежам Фельтена была устроена приводившая в своё время всех в удивление машина для передвижения Гром-камня, ставшего основой пьедестала статуи Петра Великого работы Этьена Фальконе.

Из тех же самых соображений Фельтен рекомендовал Соколова выдающемуся архитектору Франческо Бартоломео Растрелли, и тот взял его помощником в работе над проектом главной императорской резиденции — Зимним дворцом. Со временем Соколов становится ведущим архитектором, занимающимся строениями Её Императорского Величества домов и садов. Преподавал архитектуру в Академии художеств и был возведён в звание академика, со временем стал директором Академии. Был определён придворным архитектором.

Он принимал участие в строительстве главного корпуса Академии художеств, царского дворца в Пелле на левом берегу Невы (совместно с архитектором Иваном Старовым), Александровского дворца в Царском Селе (вместе с Джакомо Кваренги), участвовал в возведении Михайловского замка, перестраивал столичный Мраморный дворец, Гатчинский и Чесменский дворцы, строил здание Полотняной мануфактуры в Красном Селе и дворец в Ропше, участвовал в строительстве петербургского Дома Ягужинского (Дом Почтового ведомства), построил здание Армянской церкви, Тихвинскую церковь в селе Путилова и собственный особняк на набережной канала Грибоедова.

Трёхэтажный дом этот, расположенный на канале рядом со знаменитым Львиным мостиком, на вид очень скромен и в глаза совершенно не бросается. Возводить его по собственному проекту Соколов закончил осенью 1790 года. Сперва крытый черепицей дом стоял отдельно и попадали в него по боковым проездам, которые вели в обширный двор, тянувшийся до самой Театральной площади. Простоял он без изменений до 1852 года, когда уже новый владелец сперва застроил 4-этажными корпусами двор, а через год надстроил здание на площади. Архитектор академик А.А. Пуаро, друг Огюста Монферрана, автора проекта Исаакиевского собора и Александровской колонны в Санкт-Петербурге, сделал в стиле времени проект нового оформления фасада, который хотя и несколько исказил первоначальный вид, всё же оставил нетронутыми портик из четырёх пилястр, треугольный фронтон и винтовую лестницу.

Соколов времени переезда в свой дом на набережной уже приобрёл известность талантливого мастера классицизма. Поэтому, можно сказать, ему было на роду написано, поселившись в новом доме, вскоре приняться за главное своё творение — здание Публичной библиотеки, которая при открытии была названа «вместилищем словесности всех времён и народов». Правда, этому предшествовала двухлетняя работа по переделке покоев Аничковского дворца и стоявшего в его саду деревянного так называемого «Итальянского павильона»*, где сперва размещалось книжное собрание, ставшее основой библиотеки.

* Позже его вновь перестроили в театр, в котором давала представления итальянская труппа антрепренера Казасси. Однако после печально известного пожара в Большом театре в 1811 году (тогда от здания практически ничего не осталось, но его восстановили почти в прежнем виде, то есть оно было похоже на Большой театр в Москве; сейчас в нём находится Консерватория, правда, в cовременном здании узнать прежний Большой театр невозможно) французский архитектор Жан Тома де Томон, работавший в России, выдвинул предложение перестроить здание. Идею приняли, но её воплощению помешала война с Наполеоном. Однако необходимость в большом театральном здании сохранялась. Больше десяти лет над проектом нового столичного театра трудился прославленный архитектор Карл Росси. Ещё четыре года ушло на «построение каменного театра и позади оного двух корпусов». В результате Санкт-Петербург приобрёл на месте старого «Малого» новый театр в стиле ампир, царившем в те времена в архитектуре. Именно тогда театр получил название Александринского в честь супруги Николая I Александры Фёдоровны.

Начало работы над Публичной библиотекой оказалось не из простых. Идея и форма здания, которая устроила зодчего, родилась не с первой попытки. Только четвёртый вариант проекта пошёл в работу. По первоначальной задумке кроме библиотеки здание должно было вместить обсерваторию с купленным в Лондоне известным Гершелевым телескопом, разные залы для кабинетов древностей, физических и астрономических приборов. То есть планировалось сооружение, способное соединить различные «пособия по всем отраслям человеческих знаний, как теоретического, так и практического характера».

Начиная с 1795 года Соколов ежедневно отправлялся наблюдать за постройкой, для которой должен был составлять то сметы «на разноску лесов для подъёма статуй», то — «для щекотурной работы». На протяжении шести лет на Невском проспекте по его проекту возводился элегантный угловой корпус Императорской Публичной библиотеки для перевезённого в Петербург из Варшавы богатейшего собрания книг, основание которому было положено ещё в первой половине XVІІІ века графами Андреем и Иосифом Залусскими.

Отделка библиотеки окончательно завершилась только в 1812 году. К тому времени придворный архитектор уже был отставлен от «смотрения» за стройкой и вышел в отставку по состоянию здоровья. И если согласно утверждённому Екатериной II грандиозному плану предполагалось здание библиотеки соединить с Аничкиным дворцом роскошным зимним садом и портиками, украшенными статуями, фонтанами и снарядами для гимнастических упражнений, чтобы посетители имели бы возможность, наряду с умственной работой, отдохнуть, развлечься и совершить прогулку, то после смерти императрицы эти мечтания сочли излишними. С назначением в 1800 году графа А.С. Строганова главным директором императорских библиотек было решено лишить библиотеку намеченного размаха. Что и было исполнено по проекту архитектора Луи Руско.

Умер Соколов в построенном им доме, в Петербурге, и был похоронен на Волковском православном кладбище.

(Далее будет портрет П.Д. Барановского)
Tags: творчество, текущее
Subscribe

  • Опус намбе… — (клочок 1517)

    Портрет 11. П.М. ЕРОПКИН (завершающий портретную галерею) Пётр Михайлович Еропкин (1698—1740) — первый архитектор-интеллигент, как…

  • Опус намбе… — (клочок 1516)

    Портретная галерея. Зал № 4 Портрет 10. ВАХТАНГ VI (БАГРАТИОНИ) Вахтанг VI (Багратиони) (1675—1737) — яркая личность в истории…

  • Опус намбе… — (клочок 1514)

    Портрет 9. В.И. БАЖЕНОВ (окончание) После неудачи с реконструкцией Кремля дальнейшая жизнь Баженова складывалась не лучшим образом. В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments