razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Писательские байки-37. — (клочок 1452)

Дочки, без преувеличения, имеют прямое отношение и к появлению книги о «Войне и мире».

Ещё тогда я в преамбуле к основному корпусу текста «Радости и горести счастливой жизни в России. Новый взгляд на «Войну и мир». Триптих» писал:

«Этой книги не было бы, не доведись с дочками — обеим пришла пора готовиться к выпускным сочинениям — перечитывать «Войну и мир». Читал и видел, что восприятие толстовского произведения взрослеющими детьми ничуть не похоже на моё собственное в их возрасте.
Впрочем, куда больше удивило другое — при новом чтении книга вдруг предстала совсем не такой, какой в моём сознании она существовала раньше. Хотя для меня это было по меньшей мере четвёртое обращение к тексту и посвящённым ему литературоведческим работам.

Первое — когда учился в школе.
Второе — в студенческие годы на филфаке Саратовского университета имени Н.Г. Чернышевского, причём именно «Война и мир» входила в круг произведений, анализ которых составил дипломное сочинение на тему «Проблема жанровой типологии эпопеи в современном литературоведении».
Третье — когда после университета сам встал за учительский стол.

И вот в четвёртый раз — вместе с дочерьми — читал толстовскую книгу и листал школьные учебники, предлагающие новому поколению шестнадцатилетних истолкование произведения великого классика.
Разумеется, это были совсем иные учебники и их авторы, нежели те, по каким когда-то учились мои ровесники. Но и в изменившихся учебниках современных авторов я встретил знакомые ещё с давно минувших лет взгляды на героев, рассмотрение тех же, что и раньше, проблем и тем, ту же бессмертную когорту критиков, начиная с Виссариона Белинского, из своего далёка указывающих, как следует читать и как надлежит понимать героев и время, изображённые писателем.

Что ж, наверное, всё правильно?! На то она и классика. Что в ней может измениться?
Но почему-то на этот раз, вчитываясь в «Войну и мир», всё время ловил себя на том, что Лев Толстой вроде бы пишет про одно, а в школьных учебниках и созвучных с ними статьях и главах серьёзных литературоведческих книг толкуется совсем про другое».

Справедливости и точности ради придётся сказать, что подготовка к выпускным сочинениям оказалась не первопричиной желания написать книгу о «Войне и мире». Завершив девять классов во французской спецшколе, дочки далее разбежались каждая в свою избранную профессиональную епархию. Дашка поступила в гимназию при Финансовой академии, а Марья — в колледж дизайна. И если в гимназии общеобразовательные курсы повторяли программу средней школы в 10—11 классах, то у старшей был явный уклон в профподготовку, и всякие там математики, физики, лирики желательно было сдать экстерном.

Что дочка и проделала, в том числе сдав таким образом курс по литературе. Но в экстернате была одна особенность: можно было сдавать устный экзамен по литературе, а можно было написать развёрнутый реферат на согласованную с педагогом тему. Дома на семейном совете было принято решение в пользу реферата. Тему его предложил Марье я. Так как совсем недавно, занимаясь написанием школьного курса «Этики и психологии семейной жизни» для старшеклассников, мы с женой перечитывали «Войну и мир» (вот и выясняется, что обращений к книге Л. Толстого было куда больше четырёх), я посоветовал Маше писать реферат на тему что-то вроде «Образ Наташи». Она согласилась. Я ей подобрал литературу, мы обговорили что? где? когда? куда? и как? Что-то я ей исправил, подсказал, направил, и дочка рефератом отчиталась за курс по литературе.

Tags: литучёба, личный опыт
Subscribe

  • «Почему Чехия?» - 12. — (клочок 1531)

    Прага напомнила мне ещё о двух, кроме Гашека и Кафки, известных чешских писателях. Сначала о Кареле Чапеке. (О 2-м чуть позже.) На площади Мира…

  • «Почему Чехия?» - 11. — (клочок 1530)

    Надо признать, такого количества и разнообразия памятников, как в Праге я не видел нигде. Тем не менее, со следующего года столица Чехии планирует…

  • «Почему Чехия?» - 10. — (клочок 1529)

    Далее несколько слов о памятнике Яну Жижке. Конная статуя национальному герою Чехии — полуслепой седой всадник с палицией в руке —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments