razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Шедевры рождаются…-14. — (клочок 1369)

Когда-то Брюллов не смог отказаться от коктейля, предложенного ему Юлией Самойловой,

молодой обворожительной женщиной, которая была нежной, страстной и одновременно совершенно независимой и дерзкой. По сути, именно она помогла ему стать Карлом Великим. Любила ли графиня Брюллова? Любила, очень! Но себя она любила намного больше, потому и он тянулся к ней. В момент встречи с художником, ей было 24 года. Он на шесть лет старше. Тогда и встреча произошла случайно, и его даже отговаривали от серьёзных отношений с взбалмошной богатой графиней.

Любил ли Брюллов графиню Юлию? Любил, очень! Но себя он любил намного больше. И из безвестного став всемирно известным художником, он захотел каких-то перемен. Власть, деньги, слава нередко рождают искушающие мечты, авторы которых частенько забывают народную мудрость: «Бойтесь своих желаний — они могут сбыться».

В момент, когда Эмилию Тимм аккуратно придвигают к Брюллову, ему уже 40 лет, и фигура «Спящей Юноны», хоть в варианте этюда, хоть незаконченной картины (между 1839 и 1845), для художника переходная. Ещё сохраняется пряность восточной экзотики, но этюд уже предлагает цвет кожи — белый мрамор, изменённую на овал форму лица, удлинённые ноги и более упругую грудь.

Но в итоге «Портрету молодой женщины у фортепиано (Эмилия Тимм)» не суждено было стать ни изображением женщины, которую можно назвать живым воплощением взлелеянного идеала, ни той, которая, как надеялся Карл Брюллов, станет для него верной спутницей жизни.

Внешне она и впрямь сияла чистотой и свежестью: ни дерзости во взгляде, ни порывов и страстей. Хотя ей было уже 18 лет. А это совсем не нынешние ещё 18. Тогда 18-летняя считалась перестарком. Под венец пошла — ей на тот момент едва исполнилось девятнадцать. Однако уже во время венчания проявилось что-то необычное. Поэт Тарас Шевченко писал об увиденном и о самой избраннице:

«Я в жизнь мою не видел, да и не увижу такой красавицы. В продолжение обряда Карл Павлович стоял глубоко задумавшись; он ни разу не взглянул на свою прекрасную невесту».

Месяц спустя новобрачные расстались. А по городу, заглядывая в каждый дом, побежали сплетни, перешёптывания, слухи, из тех, про которые говорят: «Так и было. Сам не видел, но все говорят, врать не будут!» Молва свидетельствовала: пьяный Брюллов избил молодую и прекрасную супругу, при этом вырвал серьги из её ушей и выгнал босую из дому. Скандал разразился нешуточный. Он очень быстро докатился до самого императора, который велел шефу жандармов и фактически второму лицу в государстве — Александру Христофоровичу Бенкендорфу — разобраться и принять меры. Хорошо, что хоть в такой последовательности.

Тем временем светские знакомые сразу отвернулись от своего кумира. Жена скульптора барона П.К. Клодта, которую Брюллов очень уважал, позднее вспоминала, что Карл Павлович, приходя к ним, поднимался на антресоли к её детям и плакал там, как ребёнок. Пришлось художнику сменить кисть на перо и писать не портреты, а сначала прошение на имя министра императорского двора светлейшего князя П.М. Волконского, а потом давать письменное объяснение шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу.

Заставить людей перестать чернить его имя не было возможности, он просил одного: разрешения на развод. Откровенно и униженно пытался поведать о случившемся, даже не оправдаться, объяснить:

«Убитый горем, обманутый, обесчещенный, оклеветанный, я осмеливаюсь обратиться к Вашей Светлости как главному моему начальнику и надеяться на великодушное покровительство Ваше…»

«Я влюбился страстно. Родители невесты, в особенности отец, тотчас составили план женить меня на ней… Девушка так искусно играла роль влюблённой, что я не подозревал обмана…»

«Теперь родители девушки и их приятели оклеветали меня в публике, приписав причину развода совсем другому обстоятельству, мнимой и никогда не бывалой ссоре моей с отцом за бутылкой шампанского, стараясь выдать меня за человека, преданного пьянству…»

«Я считаю даже ненужным оправдываться: известно, что злобное ничтожество, стараясь унизить и почернить тех людей, которым публика приписывает талант, обыкновенно представляют в Италии самоубийцами, у нас в России пьяницами…»

«Я так сильно чувствовал своё несчастье, свой позор, разрушение всех надежд на домашнее счастье, что боялся лишиться ума».

Больно читать, а каково было такое писать?! Ему разрешили развестись. На основании чего? Сейчас наиболее популярной считается версия, подробно «озвученная» Галиной Леонтьевой, автором электронной книги «Карл Брюллов». Из неё следует, что буквально накануне венчания Брюллов узнал от невесты о её инцесте с отцом. Причём, притязания отца продолжились и после свадьбы. Стало ясно, что этот брак с известным художником понадобился рижскому бургомистру для прикрытия отношений с дочерью. Брюллову была уготована роль всего лишь театрального занавеса.

По злой иронии судьбы, или по воле случая, инцест, с которым жизнь свела Карла Великого, явился трагическим отблеском всполохов на холсте «Последний день Помпеи». Что я имею в виду? Обратимся к Торе, больше известной христианскому миру как Ветхий Завет.

Среди множества историй, составляющих его текст, есть одна, можно назвать её «пикантной», о праведнике Лоте с женой и дочерьми. Семья эта жила в Содоме. Объясню для тех, кто не в курсе, чтобы не пришлось обращаться за помощью к Википедии. Содом — один из двух известных библейских городов (вторым был Гоморра), который, согласно Библии, был стёрт Богом с лица Земли Обетованной за грехи жителей. Грехов у людей, населявших Содом, было предостаточно: эгоизм, праздность, гордость… но главным всё же было признано распутство. О городе шла худая слава. Его считали реальным воплощением сексуального разврата и сосредоточием греховной «неестественной» любви.

Следуя библейской истории, накануне катаклизма — уничтожения этих городов — ангелы из каких-то соображений вывели из Содома родного племянника праотца Авраама (который считается одним из главных отцов-основателей иудейской религии) Лота с женой и двумя дочерьми, приказав им не оборачиваться на обречённый нечестивый город. Но любопытная женщина нарушила наказ, обернулась, и Бог превратил её в соляной столп. А Лот с дочерьми, объятые ужасом, побежали дальше, нашли пещеру и укрылись в ней. Они спаслись и решили, что наступил конец света, и человечеству пришёл конец.

Дальше ситуация, которую не назовёшь простой: в пещере, где живут, как считают дочери Лота, на всём белом свете только они, один единственный мужчина — их отец. Чем всё обернулось? Инцестуальной связью, или в просторечии, половой связью, сегодня говорят «сексом», между близкими кровными родственниками.


Так в Ветхом Завете. Теперь вспомним, чем было, согласно мифу, извержение Везувия для людей, населяющих Помпеи? Карой богов за нравы, царящие в городе. Его жители вели безнравственную жизнь, в частности, любимым развлечением для мужчин здесь было посещение лупанария, где они предавались разврату. Согласитесь, между Содомом и Помпеей наблюдается прямая аналогия.

Есть в искусстве произведения, которые для их создателей позже мистически сопровождаются драматическими событиями. Живописная картина «Последний день Помпеи» о городе грехов, похоже, оказалась именно таким произведением. Она обернулась для художника реальной драмой с греховной подоплёкой.

(Продолжение следует)
Tags: творчество, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments