razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Category:

Шедевры рождаются…-11. — (клочок 1365)

В каком-то смысле Джованнине повезло —

она трижды становилась объектом художественного внимания Великого Карла*. Портреты, на которых она изображена художником, составляют мини-цикл. Хотя, надо признать, искусствоведы никогда не объединяли работы Брюллова, где она представлена, в особый цикл.

* Дальнейшая судьба Джованнины известна меньше, чем Амацилии. Когда Джованнина выходила замуж за австрийского офицера, капитана гусарского полка Людвига Ашбаха (Милан тогда входил в Австро-венгерскую империю) Самойлова обещала выделить ей сверх дорогого свадебного наряда и набора личных вещей приданое в сумме 250 тысяч лир под гарантию миланского дома. Недвижимость, как подтверждалось нотариальным актом, должна была перейти в её собственность после смерти дарительницы. Дом, однако, воспитаннице так и не достался. Да и с получением денег на какое-то время, возникли трудности, Джованнине пришлось искать адвоката для достижения «соглашения с мамой» о переводе обещанной суммы в Прагу, куда она переехала со своим гусаром. Злого умысла со стороны Самойловой при этом не было. Причина задержки банальна: при своём колоссальном состоянии Юлия Павловна так разбрасывалась деньгами, что иногда у нее возникали затруднения с наличностью. Приходилось ждать получения сумм из России, которые поступали ей из многочисленных поместий. Во всяком случае, обещанные деньги Джованнина получила. Инициатором судебного иска был, похоже, гусарский капитан, не получивший приданое невесты всё и сразу. Когда и где закончился земной путь Джованнины, неизвестно.

Первым, ещё в 1831 году, был создан прелестный прозрачный акварельный портрет Джованнины. В 1832 году, закончив «Всадницу», Брюллов начинает «Портрет графини Ю.П. Самойловой с Джованниной и арапчонком» (Хиллвуд, Вашингтон), работа над которым продолжалась до 1834 года. И всё это время, не будем забывать, пишется «Последний день Помпеи».
Как в своё время точно заметил писатель Владимир Порудоминский, «Портрет графини Ю.П. Самойловой с Джованниной и арапчонком» нарушает все возможные правила жанра. Так что позволим себе ещё несколько слов о «правилах» жанра. Начнём с того, что это групповой портрет. Мы можем сравнить его с другими групповыми портретами, автором которых был опять же Карл Брюллов, но написанных им в традиционной манере. Таких выстраивается целый ряд: «Портрет Терезы-Микеле Титтони с сыновьями», «Портрет графини Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой с дочерью», уже упоминавшийся «Портрет Е.П. Гагариной с сыновьями Евгением, Львом и Феофилом», «Портрет М.А. Бек с дочерью»… Продолжать, полагаю, нет необходимости. Потому подытожим: только что перечисленные портреты по форме и содержанию похожи меж собой. Тогда как «Портрет графини Ю.П. Самойловой с Джованниной и арапчонком» принципиально от них отличен.
Приглядимся к характерным особенностям полотна, в котором Джованнина присутствует, но господствует образ Ю.П. Самойловой. Порудоминский их называет:

«…по внешним приметам — парадный портрет, по замыслу, сюжету, композиции — портрет-картина, по чувству — сердечный портрет».

Спрóсите: что за странное определение — «сердечный портрет»? Владимир Ильич дал прекрасное объяснение:

«Юлия, возвратившись с прогулки, вбегает в свои покои. Здесь её радостно встречают воспитанница Джованнина и слуга-арапчонок, который подхватывает сброшенную небрежным движением шаль. Её глаза, лицо, волосы, её голубое атласное платье, алмазная корона-диадема на её голове — всё излучает свет, она вся светится и озаряет всё вокруг. Движение Юлии Самойловой не просто стремительно — оно безостановочно: она продолжает идти так же быстро, как вошла, она не в силах остановиться, прильнувшие к ней девочка и арап движутся вместе с ней, она будто ослепительная комета, захватывающая своим притяжением всех, кто оказался поблизости.
<…> Женщина бежит навстречу зрителям, но Карл-то знал, что к нему. Радость воспитанницы Джованнины, восторг арапчонка передают, усиливают любовь и обожание, с которыми написана Самойлова: художник вложил в них то чувство, которое всего более желал выразить, и оно зазвучало от этого особенно высоко и сильно. Даже собачка в порыве восторга бросается к госпоже».

(Продолжение следует)
Tags: творчество, текущее
Subscribe

  • Игрища. — (клочок 1553)

    Только что вернулись со своей ежедневной прогулки в Екатерининском парке. Наблюдали занимательные фигуры высшего чиновничьего пилотажа. В…

  • Параллели. — (клочок 1552)

    С одной стороны, на глаза попала связка: "Дороги, дураки, Собянин". С дорогами ясно, с дураками понятно, с Собяниным — легко…

  • Иногда читаю всяко-разное. — (клочок 1551)

    С некоторых пор чтение современной отечественной прозы как-то не стало входить в круг непременных и постоянных дел. Но иной раз кое-что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments