razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Category:

Обворожительная женщина - 2. — (клочок 1331)

Если избирать некую временную точку отсчёта,

с которой начали разворачиваться события, тем или иным образом связанные с героиней нашего повествования, то таковой вполне может служить 1822 год. Два события, ничем не связанные меж собой, произошли в тот ничем особо не примечательный для Италии год.

Очередным сильным извержением отметился вулкан Везувий. Опять в октябре (как и 24 октября 79 года н. э.) на юге Италии близ Неаполя произошло одно из самых катастрофических извержений вулкана Везувий.

И безраздельно властвовавший на сценах итальянских театров мэтр оперного искусства XIX столетия «божественный маэстро» Джоаккино Россини покинул родину и уехал в Вену, Лондон, Париж. Свято место пусто не бывает, и освободившийся «вакуум» заполнил ряд менее известных композиторов, чей музыкальный язык будет определять итальянскую оперу вплоть до 1870-х.

Не знаю, из каких соображений и следуя какой логике, сложилась традиция так называемый знатоками построссиниевский период истории театра «Ла Скала» связывать с творчеством Г. Доницетти, В. Беллини, Дж. Верди, Дж. Пуччини. Что касается двух последних, то их произведения пришли в театральный репертуар всё же позже (по совершенно естественной причине: оба великих мастера итальянского оперного bel canto родились несколько позднее).

Странным образом куда реже упоминают Джованни Пачини. Хотя с Доницетти они были погодками, (Пачини чуть старше), а Беллини, самый молодой из них — разница с Доницетти у него всего четыре года.
Бесспорно, начиная с 1822 года, репертуар театра «Ла Скала» пополнился произведениями Доницетти и Беллини. Но, если мы хотим прояснить ситуацию с Пачини, то придётся связать его имя напрямую с самим Россини и со знаменитым неаполитанским импресарио Доменико Барбайи. Что касается взаимоотношений двух композиторов, то тут история банальная. Известно, что Россини нередко привлекал других композиторов для написания музыки собственных опер.

Другими словами, композитор Россини делал то же самое, что в литературе делал французский писатель Александр Дюма-отец, под именем которого вышло огромное количество
исторических романов, в написании которых участвовали литературные подёнщики.

Джоаккино Россини привлёк Пачини к написанию музыки оперы «Матильда ди Шабран», вышедшей потом под именем одного Россини. Как Дюма к своим литературным рабам особой любви не питал, так и Россини к своим музыкальным рабам большой симпатии не испытывал. Поговаривали, что Россини терпеть не мог и самого Пачини за бесконечные амурные истории, и его оперы. Правда, позже тот, кого современники называли «итальянским Моцартом», автор знаменитого «Севильского цирюльника», всё же по-своему «отблагодарил» Пачини. Отбывая из Италии, он рекомендовал Пачини как молодое дарование дирекциям крупнейших итальянских театров.

(Окончание следует)
Tags: творчество, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments