razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Category:

Обычно остаётся за кадром. — (клочок 1321)

Чтобы не молчать, напомню

о себе ещё одним кусочком о графине Самойловой.


Сразу после рождения девочки отношения между супругами осложнились настолько, что Мария вернулась к матери, а Пален потребовал развода. Генетической экспертизы тогда не существовало. Мотивом служил очевидный для Павла Палена факт: он аргументировал своё требование развода тем, что смуглая девочка с ярко выраженными южными чертами, жгучая брюнетка средиземноморского типа, никак не могла появиться на свет от белокурых, белокожих северян-родителей. Признать девочку своей дочерью Пален отказался. И никогда, заметим, на протяжении всей своей жизни с ней не общался.

Роман Литты со своей падчерицей, Марией Пален, легко представить, многими читателями будет ассоциироваться с чем-то низким и извращённым. Однако был ли он из разряда чего-то невероятного? Понятно, что не на каждом шагу, но такое встречалось и ранее, и в те времена, о которых идёт речь, т. е. на рубеже XVIII и XIX веков, в том или ином виде дошло до нынешних дней. Рассуждать по этому поводу о нравственности-безнравственности я всё же не стану. Желающих и без меня найдётся, полагаю, предостаточно. Скажу только: да, дочь Марии — Юлия Пален, имела явные черты сходства со вторым мужем своей бабушки. Текла ли в её жилах кровь российского графа Палена или итальянского графа Литты? Вопросительному знаку здесь самое место.

Так что уже даже происхождение Юлии по сей день окутано семейной тайной, отнюдь не романтической, а, скорее, остро-скандальной. И, признаюсь, браться за её раскрытие я не берусь. Увы, разобраться в том, кто в действительности являлся отцом девочки: муж её матери — генерал Павел Пален, или приёмный дедушка — итальянец Джулио Литта, что тут правда, а что — слухи и домыслы, не помогут ни завещанное дедом состояние, ни итальянская внешность Юлии Павловны.

Слухи и в дальнейшем будут постоянно сопровождать её. Но одно несомненно: прежде, чем продолжить повествование рассказом о жизни непосредственно Юлии Пален, нужно осознать, что принадлежит она эпохе, мало схожей с той, в которой живём мы. И была она представительницей тогдашних норм морали и здравого смысла, была средоточием предрассудков той поры, но никак не нынешней. Она, даже захоти мы признать её в чём-то виновной, виновата лишь в том, что родилась в семье, которая передала ей много присущих ей экстремальных черт и качеств. «Вручила» их ей с той естественностью, как сегодня мы напоминаем ребёнку, выходящему за порог дома, не забыть взять ключи от него.

Что и говорить, нынче мы глядим на отдельные факты биографии того же Григория Потёмкина, создавая некий калейдоскоп из образа. Нам трудно принять и даже объяснить его поведение с женщинами — близкими родственниками. Да, судя по всему, был он страстным мужчиной. Да, посметь отказать его притязаниям могла не каждая, на кого падал его взгляд. Но он был человек своей среды и своего времени, совсем не пуританского. И то, и другое столь отлично от нашей повседневной жизни, что свобода нравов человека, сознающего своё всемогущество, и женщин, воспринимающих такое поведение в определённой мере нормой, большинству из нас представляются глубоко порочными.

Но, чтобы понять реальные истории любовных отношений персонажей далёкой для нас эпохи, интересно взглянуть на то, что обычно остаётся за кадром. Не будем проводить параллели с нравами, веками бытовавшими в кругу российской придворной знати. Русские цари, царицы, их родственники и те приближенные к ним, кого мы числим светским обществом, если приглядеться, мало чем отличны, к примеру, от шотландской знати. Сегодня можно прочитать у историков (отнюдь не наших, а самых что ни на есть известных в Великобритании), что шотландцы в пору Марии Стюарт, безусловно, настоящие скоты. Впрочем, англичане нисколько не лучше — особенно Уильям Сесил, главный советник королевы Елизаветы Тюдор. А ещё испанцы — тоже хороши.

Да и французы недалеко ушли. Первый, кто приходит на ум, Людовик XV. Тот, кто более всего любил красивых девушек. Неподалёку от королевского дворца он создал пансион для 10-летних девочек, дочек из знатных семей. В 15 лет они по очереди становились его любовницами. Подбирала претенденток в любовницы лично его жена. Боясь потерять власть, королева старалась угодить мужу таким пикантным способом. Юные наложницы даже не становились фаворитками. Они лишь исполняли свой «долг», кто год, кто полтора. Потом следовала заслуженная «пенсия». Быть любовницей короля было престижно, поэтому у королевской четы проблем с устройством замужества молодых наложниц не возникало.

Большим умом Людовик XV не отличался. Но у него было всё, что ему требовалось: непритязательная жена, гарем юных наложниц и фаворитка-любовница, которая вошла в историю как некоронованная королева Франции. Ставшей позже знаменитой маркизе де Помпадур было 23 года, когда она обосновалась в дворцовых апартаментах Версаля рядом с 35-летним королём. Спустя время она перебралась в отдельный домик, который получил название «Олений парк». Там маркиза, говоря современным языком, проводила кастинг девушек для любовных утех короля.

Небольшой гарем, подобранный уже лично фавориткой, позволял правителю Франции, когда он приезжал, устраивать оргии. Слава об «Оленьем парке» разнеслась по всей Франции. От девушек, желающих попасть туда, не было отбоя.

Помпадур умерла в 43 года. На её могиле, как пишут историки, изначально была начертана фраза, очень показательная для любовных отношений Франции середины XVIII века:

«Здесь покоится та, которая двадцать лет была девственницей, десять лет — шлюхой, а тринадцать лет — сводницей».

Кстати, нет оснований думать, будто «странная забава» жён и фавориток подбирать любовниц для мужа-государя или любимого императора, была явлением редким, из ряда вон выходящим. Такое случалось и позже. Можно сослаться на жену Николая I, Александру Фёдоровну. Подобное происходило и раньше. Благовоспитанная Европа без особых затруднений приведёт в качестве примера супругу Генриха II, короля Франции из династии Валуа.

Екатерина Мария Ромола ди Лоренцо де Медичи в возрасте четырнадцати лет вышла замуж за принца Генриха де Валуа, который был старше её на две недели. Став матерью троих сыновей, королева Екатерина Медичи при своём дворе имела 200 фрейлин. Столь большой свиты ни ранее, ни позже не было ни у одной королевы.

Зачем ей понадобилось такое количество знатных прислужниц? Ни спесь, ни мания величия, ни высокомерность тут ни при чём. Дело было проще пареной репы: во-первых, она хотела угодить своему мужу-королю. Во-вторых, желала досадить фаворитке Генриха
Диане де Пуатье, красавице, которая в свои 39 лет пленила сердце 19-летнего тогда ещё наследника престола Генриха Орлеанского, что со временем позволило ей стать особой, обладающей большим влиянием на него.

Екатерина Медичи вынуждена была, превозмогая себя, терпеть пассию супруга. Диану же устраивало положение, при котором жена Генриха предпочитала закрывать на всё глаза. Фрейлины фаворитку заботили мало. Они на то и есть, чтобы угождать королю и ублажать его. Каждой за это королева потом подберёт мужа, наградит щедрым приданым и богатыми подарками. Бедных, но с шармом дворянок во Франции и Европе было пруд пруди. К тому же возраст отроковиц, жаждущих заполучить звание фрейлины двора Екатерины Медичи, зачастую 12—14 лет. Какие из них соперницы!

В общем, в каждой из перечисленных наций представители королевских семей и придворной верхушки с женщинами обходились, скажем откровенно, как-то не так, кривовато, с современной точки зрения, даже если не использовать понятия «сексизм» и «толерантность».

Так что кажущиеся необычными отношения Потёмкина с племянницами не были чем-то немыслимым для того времени. Потому они, обратим внимание, совершенно не шокировали императрицу. За ней самой до отъезда в Россию ухаживал её дядя, Георг-Людвиг Голштинский. Вроде бы даже изъявлял желание на ней жениться. Между прочим, многие представители династии Габсбургов женились на своих племянницах. А в начале XVIII века регента Франции Филиппа Орлеанского даже подозревали в соблазнении собственной дочери, герцогини Беррийской.
Tags: творчество, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments