razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Category:

Не только Пушкин. — клочок 1277)

Сижу вчера за компьютером в одной комнате и слышу,



как жена в другой читает Ваньке «Приключения Чиполлино» (я накануне начал, она на следующий день продолжила). Внука нам подбросили на три дня, вот мы его и пасли. Слышу, она его спрашивает по ходу чтения: «Что такое «каморка» знаешь?» Видимо, увидела, что тот помотал головой, и объяснила: «Это крохотная и тесная комнатка». То есть выполнила роль словаря.

Припомнил, когда дочки учились в школе и им надо было читать литературные тексты, сколько раз (бесчисленное количество) она выступала в качестве толкового словаря. А если не удавалось, подключалась тяжёлая артиллерия – на помощь призывался я. Русская классика, банальная мысль, сегодня по лексике труднодоступна подрастающим школьникам.


Заговорил об этом, потому что пару дней назад на сайте газеты «Московский комсомолец» прочитал грустную заметку на тему, давно ставшую актуальной: «Как сегодня читать Пушкина?» Чтобы вам не искать, воспроизведу её здесь, а потом продолжу о своём, о девичьем.

Тест на знание Пушкина,  ужаснувший родителей
«От чего умерла царевна — злости, тоски или СПИДа?»
Пушкин — наше все! Найдите здесь лишнее слово. Не получается? А вот у преподавателя одной из школ Петропавловска-Камчатского получилось.

Молодой педагог предложила детям пройти тест на знание «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях».

Дело хорошее, только вопросы для пятиклассников были своеобразными. Вот например: от какого угощения отказалась сказочная царевна? Варианты ответа: «от водки, от вина, от сигарет, от медовухи». На вопрос, кто жил в избе, предлагалось ответить: «рыцари, богатыри, бомжи». От чего умерла злая царевна? Варианты: «от злости, тоски, гриппа или СПИДа». А дополнить цитату из сказки «и царевна к ним сошла … хозяям отдала» предлагалось одним из слов: «честь, хлеб, жбан, соль».

Не спешите смеяться и обвинять педагога в непрофессионализме. Вся беда в том, что именно в таком виде Пушкин, по всей видимости, сегодняшним детям еще как-то понятен. А в своем исходном состоянии — нет. Не верите? Давайте посмотрим истории, которые рассказывают реальные люди в сети Интернет.

Так, одна из родительниц поведала, как после очередной двойки по литературе отлучила сына от компьютера и отправила читать «Капитанскую дочку» с последующим пересказом. До второй главы изложение прочитанного шло нормально, дальше сын заявил следующее:

«Ехали они по степи. Была метель, дорогу замело, они заблудились. Стали замерзать. Но потом встретили гея...» «Кого?» — ахнула мама. Сын: «Ну, гея, голубого. Но он был добрым человеком, он им дорогу показал...» Мама схватилась одновременно за сердце и за книгу. А там все верно: появляется мужик (Пугачёв) и ямщик к нему обращается: «Гей! Добрый человек! Скажи, не знаешь ли, где дорога?» Ребенок совершенно автоматически трактовал слово «гей» в привычном ему сегодня значении.


Другие люди поведали не менее забавную на первый взгляд историю. Первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к четверостишию Пушкина: «Бразды пушистые взрывая,/Летит кибитка удалая./Ямщик сидит на облучке —/В тулупе, в красном кушаке». Самыми понятными для детей словами оказались: «пушистые», «сидит», «летит» и «взрывая». Дальше описание рисунков было буквально следующее: «Кибитку малыши изображали в виде летательного аппарата, она ведь «летит». У некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму — видимо, из-за созвучия слов «кибитка» и «куб». И вот летит по небу эдакая кубитка и что делает?.. Правильно: взрывает. Кого? Бразды пушистые. Кто такие «бразды»? Видимо, такие пушистые звери… нечто среднее по внешнему виду между бобрами и дроздами… А рядом, неподалеку от этого безобразия, сидит некая загадочная личность и спокойно за всем этим геноцидом наблюдает — это ямщик. Причем изображен он сидящим на обруче (облучек, обручок — почти совсем одно и то же), в кожухе и балансирует с лопатой в руках. Почему с лопатой? Он же ямщик — ямы копает. Сидит он на обруче, значит, с лопатой, на краю огромной ямы, которую успел уже благополучно выкопать. Спросите, зачем выкопал? Понятно зачем — браздов хоронить!».

Все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Конечно, шести-семилетним детям вполне можно простить незнание слов «кибитка», «бразды», «облучок» и даже «ямщик». Непонятно только, почему при первом же чтении стихотворения Пушкина взрослые не объяснили им значение многих слов, давно ушедших из обихода. По всей видимости, им не пришло в голову, что эти слова могут оказаться малышне неизвестными. Точно так же потом не приходит в голову объяснять то, что написано Пушкиным, и во втором, и в третьем классе. В итоге интерес к творчеству Александра Сергеевича приходится оживлять за счет СПИДа у царевны, пьющей водку с бомжами.

Пушкин, напомним, еще при жизни стал входить в школьные хрестоматии и с тех пор никогда из них не выходил. И что же получается: именно в наши дни «Пушкин — наше всё» стремительно теряет слово?


По прочтении заметки у меня возник лишь один вопрос: «Почему финальная фраза автора предлагает считать, что «именно в наши дни «Пушкин — наше всё» стремительно теряет слово?» Это ведь не Пушкин теряет, это мы теряем -- большая разница! И вовсе не сегодня, Процесс, как говаривал некогда один из отечественных великих кормчих, пошёл не в наши дни, а очень-очень давно.

Потому что совсем недавно, работая над книгой «Жизнь Пушкина», сам описывал ситуацию, которая сложилась к нас с чтением Пушкина, и вынужден был отметить, что: сегодня Пушкина нужно читать со словарём и что проблема эта вовсе не сегодняшняя: ей более полутора веков, о чём писало немало умных и знаковых филологов. Огромный массив слов в творчестве поэта не ведом не только учащимся, но и учителям.


Я не стал бы об этом сейчас даже упоминать, коли не была бы у меня в работе книга примерно из той же эпохи, о графине Юлии Самойловой. Я только что закончил главу 4-ю, вставил название 5-ой («Вдохновение художнику дарится его прекрасной музой») и написал первую фразу новой главы.

Так вот в концовке 4-ой главы я вынужден был заниматься подробным разбором одной короткой фразы («Самойлова появилась на вокзале в Павловске»), которую давным-давно произнёс-написал художник Пётр Соколов, увидевший графиню.

Хотя, на первый взгляд, что в ней непонятного? Любому из вас, вы ведь давно уже не первоклассник, смею думать, каждое слово в ней совершенно известно. И я подумал поместить этот «разбор» у себя в блоге. В следующем клочке и начну. Занятно-познавательная штуковина вышла.
(Продолжение следует)


Tags: актуально, творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments