?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

У Марии Антоновны было шестеро детей

(трое из них скончались в младенчестве), все они официально считались детьми Дмитрия Львовича Нарышкина, который прекрасно знал, что не он их отец (для мужа происхождение детей не составляло никакой тайны, но Нарышкин имел за это немалые выгоды)*. Общепринято, что её единственный сын Эммануил рождён от связи с Гагариным, а отцом обеих Елизавет, Софьи и Зинаиды был император Александр I. Ещё в пору, когда она была фрейлиной, в июне 1804 года, императрица Елизавета Алексеевна слёзно жаловалась в письме своей матери в Баден на любовницу мужа:

«Говорила ли я вам, любезная мама, что впервые она бессовестно сообщила мне о своей беременности, которая была ещё столь ранней, что я при всём желании ничего бы не заметила. Я нахожу, что для такого поступка нужно обладать невероятной наглостью. Это произошло на балу, и её положение было не так заметно, как теперь. Я разговаривала с ней, как со всеми остальными, и осведомилась о её здоровье. Она ответила, что чувствует себя не совсем хорошо: «Так как я, кажется, беременна» <…>. Она прекрасно знала, что мне небезызвестно, от кого она могла быть беременна».

* Долголетняя связь супруги Дмитрия Львовича Нарышкина с императором Александром Павловичем, о которой в свете прекрасно знали, станет своеобразным символом отношений, откровенно бросающих вызов приличиям. Напомню, именно характер отношений в треугольнике: Александр I — Дмитрий Нарышкин — его красавица-супруга Мария Антоновна, спустя время ляжет в основу более чем прозрачного намёка в присланном А.С. Пушкину анонимном дипломе-пасквиле. Намёка, в котором многие видят «спусковой крючок» в пушкинской дуэльной истории, приведшей к трагической гибели поэта:
«Рыцари Большого Креста, Командоры и Рыцари светлейшего Ордена Рогоносцев, собравшись в Великий капитул под председательством досточтимого Великого магистра Е(его) П(преимущества) Д.Л. Нарышкина, с общего согласия назначили г-на Александра Пушкина коадъютером Великого магистра Ордена и историографом Ордена. Непременный секретарь: гр. И. Борх». (Пер. с фр.)

Для любознательных: сюжет любовного сериала о похождениях Александра I оборвался на том, что Мария Нарышкина в 1814 году сама разорвала связь с императором. Оно и понятно — «до того ль, голубчик, было»: случилась Отечественная война 1812 года, затем последовал заграничный поход 1813—1814 годов и международный конгресс победителей Наполеона в 1814 году. Два года император редко бывал в Петербурге.

Меж собой Александр Павлович и Елизавета Алексеевна оставались добрыми друзьями. Он дважды даже «прикрыл грех» своей жены. Сначала, когда она стала любовницей его друга Адама Чарторыйского и родила от него дочь Марию. Потом — пережив страстную любовь с кавалергардом Алексеем Охотниковым, она родила от него дочь Елизавету. Обеих девочек Александр I, не поднимая шума, признал своими. Общих детей в императорской семье не было.

Сегодня на эти отношения нельзя смотреть глазами людей XXI века, как бы отметая в сторону нормы той эпохи. Нужно понимать, что старое придворное сознание и особая организация семейной жизни, фаворитический регламент и специфическая дворцовая логика XVIII века, действующие в календарных пределах века XIX, отражались как на правящем государе, так и на приближенных придворных. В тех условиях для властителя чужая честь и чужое достоинство в большинстве случаев, по сути, разменные монеты.

(На этои я завершу отрывок, и, как я обычно говорю, замечания всемерно приветствуются.)