razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Писательские байки - 8. — (клочок 1260)

Спросите, что я ждал от этой встречи?

Был обычный интерес к тому, как повернутся события, что при этом услышу, какими словами скажут, с какой интонацией. Сработала присущая, наверно, каждому писателю любознательность коллекционера жизни.

Утром я был в обкоме. В кабинете второго секретаря, кроме него самого, присутствовали заведующие отделами пропаганды и культуры, инструктор, курирующий издательство и Саратовское отделение Союза писателей, директор издательства. Можно сказать, собралась вся верхушка областной идеологии. Мне почему-то стало смешно.

— Неужели, — сказал я, — для того чтобы принести извинение за нарушение закона, надо непременно столько людей?

— Партия руководствуется в своих действиях не законами, — услышал я в ответ от секретаря обкома, — а сложившейся практикой, если хотите, целесообразностью.

Нет, я и раньше думал, что партия и закон отнюдь не близнецы-братья. Но, честно говоря, не предполагал, что услышу подобное признание от идеолога областного масштаба.
А далее состоялся диалог, содержание которого я попытаюсь воспроизвести.

— В связи с вашим обращением в Комитет партийного контроля было принято решение встретиться с вами, — продолжил секретарь обкома.

— Означает ли это, — спросил я, — что моя книга выйдет в свет?

— Нет, издательству дано указание ликвидировать набор книги о Казакове. Хотя к вам лично у нас нет никаких претензий.

— Но зато есть претензии у меня к вам. И потому я намерен обратиться в суд по поводу вашего противоправного указания. Потому как оно является ничем иным, как преследованием за критику. Надеюсь, что и КПК, руководствуясь идеями перестройки, проводимой партией, факту преследования за критику даст соответствующую оценку.

— Ни один суд не примет к рассмотрению ваш иск. А перестройка… Это у вас там, в Москве, перестройка, а здесь мы живём по-прежнему, без всяких перестроек. Поэтому не будем говорить об этом. Ну, не получилось у вас с книжкой. Забудьте о ней. Надо думать о будущем.

Голос его звучал мягко, кругло, я бы даже сказал, убедительно, и тем не менее слушать его было противно.

— У меня есть к вам предложение. Издательство выплатит вам гонорар за несостоявшуюся книгу. Это, во-первых. А во-вторых, заключит с вами договор на новую книгу, другую, не о Казакове, которая будет сразу включена в план и без проблем издана. Ну, не сошёлся же свет клином на Казакове. Что разве не о ком больше писать? Вы молоды и, конечно же, хотите опубликовать свою первую книгу. Мы поможем.

Вот какой примечательный разговор состоялся у меня в стенах обкома партии. Потом, по возвращении в Москву, была вторая встреча с заместителем председателя Комитета партийного контроля, которому я воспроизвёл откровения партийного функционера про закон и сложившуюся практику, про отношение к перестройке, рассказал о ничуть не скрываемом преследовании за критику и циничной попытке купить меня изданием новой книги.

Ни тени возмущения или удивления я не увидел. Да, мои упрёки в адрес саратовских товарищей справедливы, да, поступили они не лучшим образом, да, сказанное ими нельзя назвать умным. Но выходу моей книги вмешательство КПК вряд ли поможет. Потому что второй секретарь — это фигура значимая, весомая, а случай с запретом книги, ну, не столь серьёзное прегрешение, даже если секретарь обкома в чём-то там и не прав.
(Продолжение следует)
Tags: личный опыт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments