razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Одно слово. — (клочок 1232)

Работа над книгой о графине Юлии Самойловой потребовала углублённого внимания к фигуре Григория Потёмкина и Екатерины II, к потёмкинским любовницам и фаворитам императрицы.

Накануне я написал следующий фрагмент, касающийся старшей племянницы светлейшего:

Тут следует войти в некоторые подробности, касающиеся отношений Александры с Потёмкиным. Более чем ласковое, можно сказать, на удивление нежное отношение Екатерины II к Александре и тот факт, что родилась она в один год с великим князем Павлом Петровичем, породил слух, что на самом деле она никто иная, как дочь императрицы (одни считают — от Сергея Салтыкова, другие — от великого князя Петра Фёдоровича). Этот слух лёг в основу легендарной «подмены Павла» — будто бы вместо долгожданного мальчика-наследника у Екатерины родилась девочка (т. е. Александра), и её подменили сыном служанки-чухонки, который позже и стал императором*.

* Согласно наиболее популярной версии, дети Петра III — Павел и Анна, были детьми двух любовников Екатерины II. Павел Петрович — сыном Сергея Салтыкова, Анна Петровна — дочерью (что косвенно подтверждал и сам Пётр III) Станислава Понятовского, впоследствии, благодаря протекции Екатерины Великой, ставшего польским королём, содействовавшим разделу Речи Посполитой.

Признать, в таком случае, что у Потёмкина была плотская любовь (слóва «секс» тогда ещё не существовало) одновременно и с Екатериной II, и с её дочерью, мне очень трудно. Не потому, что подобных любовных треугольников мировая история не знает. А потому, что пойти на такое было бы, как мне видится, не в характере императрицы Екатерины.

В то же время хочется сказать, что это была не заурядная непозволительная связь со всемогущим своим вельможным дядей, не обычный эпизод банальной распущенности тогдашних нравов, царивших в придворной среде. Александра искренне привязалась к дяде, и он стал её первой настоящей любовью.

Сегодня перечитал фрагмент, и глаз зацепился за слово «одновременно». Надо ведь самому себе доказать, что слово по праву стоит здесь. Полез выяснять хронологию пребывания в постели Екатерины 13-ти её официальных фаворитов: кто кого и в какое время менял. Выяснил, что я прав, слово «одновременно» уместно.

Заодно напомнил себе, что последующих фаворитов Потёмкин зачастую подбирал (подкладывал) Катеньке сам, порой брал из числа собственных адъютантов (Зорич Семен Гаврилович и Ермолов Александр Петрович).

Он же их зачастую потом и смещал, менял на следующего (Римский-Корсаков Иван Николаевич, Ланской Александр Дмитриевич, Дмитриев-Мамонов Александр Матвеевич).

Лишь Зубов Платон Александрович оказался подле императрицы по протекции князя Салтыкова.

Так что ситуация с супругой Николая II, подбиравшей «гарем» для мужа, о чём я писал в «Жизни Пушкина», совсем не исключение.

Времени на эту скрупулёзность ушло много. Но потихоньку продвигаюсь.
Tags: творчество, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment