?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как известно,

фраза «дело в шляпе» означает, что дело сделано или близится к успешному своему завершению.

Сегодня я поглядел вертолётный обзор Нотр-Дама после пожара. Сразу хочу успокоить тех, кто вместе со мной волновался о судьбе сквера папы Иоанна XXIII, ибо в огне и дыму пока транслировали пожар, понять, что с ним присходит, было нельзя. Сквер в полном порядке и замечательный фонтан, что в нём расположен, тоже не пострадал.

Так что желающие отдохнуть там на скамеечке, гуляя по Парижу, могут это сделать. Я специально говорю об этом, так как французы уже озвучили, что по их подсчётам, из-за сгоревшего собора Париж будет несколько лет недосчитывать 15 млн туристов ежегодно.

Заметили разницу? Пожар они тушили-тушили, тушили-тушили, никак потушить не могли аж 14 часов, а недополученных туристов высчитали моментально. Столь же мгновенно публично объявили своих пожарных, наблюдавших за пожаром, настоящими героями, высказав уверенность, что пожарные достойны аплодисментов. Они ведь сделали всё, что могли, например, эвакуировали Терновый венец Христа из собора. Я видел по телевизору, как в то время, когда пожар как таковой закончлся, один из героев зашёл в помещение, где от огня даже искорки не было, и вынес реликвию на улицу. Можно ли это назвать спасением, для меня вопрос.

«Комсомольская правда» вышла с заголовком «Пожарные тушили Нотр-Дам 14 часов: Подвиг или разгильдяйство?» Странный вопрос, свидетельствующий о непонимании французского менталитета и психологии парижан. Какое может быть разгильдяйство, если в прошлом году пожарные целых два раза проводили учения по отработке борьбы с возгоранием Нотр-Дама и уж точно должны были знать, как действовать… Они и действовали в полном соответствии с инструкцией. А инструкция гласит, что человеческая жизнь дороже любого Нотр-Дама. Поэтому пожарные и не лезли ни за какими реликвиями внутрь собора даже туда, где огня не было. Но ведь могло произойти какое-нибудь неожиданное обрушение, от которого мог пострадать человек (он же пожарный). А этого допустить невозможно.

Пожарные приступили к тушению внутри, когда огня не стало. А до той поры они поливали слегка-чуть-чуть стенки внизу водой из Сены, чтобы на них не распространился огонь, полыхавший сверху. Почему так? А вы вспомните пожар гостиницы «Россия». Причина одна и та же: отсутствие соответствующей техники, способной доставить воду на высоту, где горело. В Париже про пожар в «России» слыхом не слыхивали, поэтому сегодня они говорят, что их пожарным не хватает материального обеспечения, нет гидрантов, бьющих так высоко (возгорание случилось на высоте свыше 40 метров), отсюда и все провалы. И вообще, противопожарная защита на самом верху собора, в зоне реставрации, была на максимуме.

Вам это ничего не напоминает. Я вспоминаю предвоенную пору, когда, создав линию укреплений Мажино, французы считали, что их оборона против немцев была на максимуме. Но тогда германские войска просто обошли французскую линию защиты стороной. А когда их войска подошли к Парижу, парижане взмолились: не трогайте наш красивый город, мы сдадимся без боя, так и мы сами будем живы, и красоты столицы останутся в целости. Кстати, когда в начале XIX века русские войска Александра Первого подошли к Парижу, парижане поступили точно так же. Сдаваться сильному без боя в крови французов. И основано это на их психологии, которая им во всех случаях подсказывает, что человек превыше всего.

Уже к утру (опять же без задержки) прокуратура Парижа озвучила причину пожара: «неумышленное причинении ущерба». Что ж, вероятно. А то, что 40 минут после срабатывания сигнализации пожарных не вызывали, это понять можно: дескать, возможно ложное срабатывание, никакого огня внизу, изнутри, не видно! Потом пожарным машинам пробиться по загруженным улочкам острова Сите к собору, конечно, трудно. Потому первое время собор и не тушили. Когда же решили начать, то струи брандспойтов просто не добивали на нужную высоту 60-70 метров. И то, что пожар произошёл именно на том ярусе, где его сложнее всего ликвидировать, тоже случайность. Жизнь, она вся состоит из случайностей.

На пожар было собрано 400 пожарных. Трансляция показывала, как несколько человек работали на брандспойтах, а большинство наблюдало за огнём, находясь на самых выгодных зрительских местах (партер первые ряды). При этом одни пожарные стояли, задрав головы, другие неторопливо переходили от одной группы к другой, разговаривали, делились наблюдениями. Аплодисментов я не наблюдал.

Но все они следовали инструкции беречь человеческие, то есть свои, жизни и не лезть туда, где с их жизнями может что-то, не дай бог, случиться.Чуть не забыл, спустя двое суток следователи, от которых исходила версия причины пожара «неумышленное причинении ущерба», ещё не побывали на месте происшествия, на месте возгорания. Причина всё та же: опасность для жизни.

Через сутки было объявлено, что уже собран первый миллиард евро. На что я припомнил знаменитые слова о Москве: «Пожар способствовал ей много к украшенью» заметив, что пожар-шоу в Париже принесёт ему немалую прибыль.

Надо ли после этого удивляться обещанию Макрона, объявившего: «Мы сделаем Нотр-Дам ещё краше, хочу, чтобы с реконструкцией управились в пять лет». Правда, доживёт ли Эммануэль Макрон до той поры в качестве президента Франции, не уверен.