?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Акценты. — (клочок 1186)

Потихоньку подытоживаю и прописываю последние дни Пушкина, а голова вдруг

возвращает к уже написанному, желая то тут, то там расставить некие акценты. Сегодня так вдруг выплеснулись наружу два абзаца. Которые я вставил в завершение давно написанной главы «Опекун».


При этом надо заметить, спустя пару столетий к Бенкендорфу больших претензий уже вроде бы и не наблюдается. Вспоминая о нём, больше говорят о том, какая это была незаурядная личность. И впрямь, высок и красив, прекрасный танцор, поклонник театра и литературы (тут, видимо, имеют в виду, что профессионально надзирал буквально за каждым литератором). А ещё слыл покорителем сердец дам петербургского света. Одно слово — светский человек. И конечно же великий труженик — как-никак он ведь охранял покой огромной империи. А тем, кто вдруг случаем обмолвится про какой-то там полицейский апломб, сегодня непременно возразят, сказав, что жестокость и отсутствие уважения к человеку или к свободе мысли всегда была интегральной частью русской жизни. Поэтому какой с Александра Христофоровича может быть спрос?

Граф, если и имел какой недостаток, так только тот, что был феноменально рассеянным человеком. Таких забывчивых министров внутренних дел с превосходной родословной, можно услышать, не знала история. Но рассеянность, справедливости ради, — фамильная черта старинного прибалтийского дворянского рода Бенкендорфов.