?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Заглядывающие ко мне в блог и почитывающие мои клочки могут припомнить одну из фраз:

«Не каждый, кто из слов строит фразы, — писатель». Но я сейчас не о литературе. Я о так называемых смежниках. Не в жанре фраз, а в жанре размышлений на тему.

Начну с того, что сегодня журналистика стала прибежищем непрофессионалов, иной раз умеющих худо-бедно связать два-три слова, но не более того. Особо печально смотрится она, когда на глаза попадаются строки больших, ну, очень больших журналистов.

Вот главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов берётся дать экспертную оценку причин высокого результата на президентских выборах у Владимира Путина. Рассуждает над тем, что кроме «административного ресурса», могло повлиять на людей, уровень жизни которых последние годы, неуклонно снижался. И делает вывод: люди отдавали свой голос президенту, руководствуясь не рациональностью, а эмоциями. При этом журналист делит таких избирателей на три типа.

«Мне кажется, что электорат Путина сейчас складывается из таких трёх позиций, – полагает Венедиктов. — Первая — это люди с любовью и восхищением голосовали за Путина, который им принёс мечту. Мечта имеет название — Крым. Не Крым как территория, а Крым как идея. Вот это дань любви и восхищения. Она абсолютно иррациональна. Она эмоциональна. Не связана с понижением жизненного уровня. Или с постройкой железной дороги, которая не построена. Или проводкой газа, который не проведен. Это вот любовь и восхищение.

Вторая часть людей, — на его взгляд, — или вторая составляющая, потому что всё намешано, связана с тем, что называю благодарностью Путину. Спасибо. Спасибо за то, что сделали Россию великой державой, мы теперь можем гордиться, а не стыдиться, когда мы говорим, что мы россияне. Мы теперь опять на равных с великими державами. Спасибо вам большое. Это второе — за спасибо.

И третья составляющая или третья часть — это те люди, которые на первое место ставят стабильность своего существования. Вот не надо ничего менять. Уйдите от нас все. Давайте никакие ни грудинины, ни не грудинины, ни в грудинины — никого не надо. Вот мы уже привыкли. Не трогайте нас. Мы сами будем выживать.

И в этом смысле эта «любовь», «спасибо» и не «трогайте» — они как-то перемешивались в руках. Это кроме последнего абсолютно не рациональное голосование».


Я читаю, и думаю: вроде бы совсем не глупый человек. Но почему же из его рассуждений следует, что я дурак? Потому что я, на этот раз проголосовавший за Путина, к которому особых симпатий не имею, не подпадаю ни под один из предложенных Венедиктовым типов. И смею думать, что таких, не вписывающихся в схему Венедиктова, довольно много.

И понимаю, почему так происходит. Всему виной отсутствие реального анализа, подменённого тем, что вся логика построения пассажа основана на словах «мне кажется».  Именно с них он и начинает складывать кубики «любовь», «спасибо» и не «трогайте». С некоторых пор фраза «мне кажется», предлагаемая в разных вариантах, стала одним из самых популярных комических хештегов. Волшебное словосочетание — «очень похоже», «с высокой вероятностью», «хайли-лайкли» («highly likely») — произнесённое «правильными» людьми, предлагается в качестве неоспоримого доказательства.

Но кроме отторжения этот убогий возглас «Верьте мне, люди!!!» веры не вызывает. Вспоминается классика: «Не верю!»