?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я совсем не случайно

вспомнил тут про «Марсельезу». Расположенная между площадью Клебер и площадью Республики площадь Брогли, напоминающая скорее бульвар, примечательна не только театром Оперы, обелиском в честь маршала Леклерка, фонтаном «Двуликий Янус» и славой самой буржуазной в Страсбурге. Большинство стоящих вдоль неё зданий (административные и офисы банков) построены в XVIII—XIX веках в стиле неоклассицизма и модерна. Тут, например, высятся два стоящих напротив друг друга купольных здания в парижском стиле (они обрамляют въезд на Соборную улицу (Rue du Dôme). Слева — здание Земельного кредитного банка Эльзаса и Лотарингии (Crédit Foncier d'Alsace et de Lorraine), справа — здание банка BNP.

Но с исторической точки зрения куда интереснее здание в неоклассическом стиле, возведённое в середине века XX-го для Банка Франции. Оно находится в начале площади (place Broglie, 3). Собственно, знаменито не само здание, а место, где оно расположено. Прежде тут, до банка, стоял дом тогдашнего мэра Страсбурга барона Фредерика де Дитриша, в котором впервые (26 апреля 1792 года) прозвучала духоподъёмная песня, названная впоследствии «Марсельезой». После исполнения в доме барона Дитриша марш был публично исполнен перед мэрией Страсбурга, а это практически напротив (Rue Brûlée). Тогда он был никаким не гимном Французской республики, а «Боевой песней Рейнской армии» (Chant de guerre pour l'Armée du Rhin). Марш был написан военным инженером
Клодом Жозефом Руже де Лилем спустя несколько дней после объявления революционной Францией войны «королю Богемии и Венгрии».

Так получилось, что с пением этого марша 30 июля 1792 года Марсельский добровольческий батальон вошёл в Париж (отсюда и название «Марсельеза»), а 24 ноября 1793 года Конвент выбрал «Марсельезу» в качестве государственного гимна Франции. По внутриполитическим мотивам отношение к «Марсельезе» в разное время было противоречивое, вплоть до неприятия. Во всяком случае, в московском походе Наполеона в 1812 году песни как бы уже не было. Наполеону требовались другие песни —он ведь не защищался, а нападал.


В центре площади Бордо, на которую мы смотрели из окна гостиничного номера, устроился занятный артобъект — огромная металлическая завитушка, ясное дело, произведение высокого искусства.



Я его лицезрел как минимум два раза ежедневно: когда выходил из отеля и когда возвращался в него. Никакой таблички, объясняющей название и авторство, поблизости не обнаружилось. Но, будучи человеком любопытным (писательская природа обязывает), я всё же докопался. Оказывается, это была «Неопределённая линия» («Ligne indéterminée») — работа французского скульптора Бернара Вене (Bernard Venet), одна из его гигантских металлических конструкций «под ржавчину».

Несколько лет назад инсталляции Вене, доводилось читать, появились, в качестве персональной выставки, рядом с Версальским дворцом в количестве семи штук. Это были монументальные стальные «скульптуры», среди них пара арок, взявших «Короля-Солнце» в круглые скобки. Тогда столь нахальная конструкция современного искусства общим весом 125 тонн и высотой 22 метра вызвала протест жителей города Версаля. Однако административный суд Версаля отклонил требования гражданских активистов и постановил, что ржавый металл Бернара Вене в Версале останется. Помнятся слова героя фильма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика»: «Да здравствует советский суд — самый гуманный суд в мире». Надо думать, у французов есть все основания не согласиться по поводу слов о «самом гуманном» суде.

Самой странной городской достопримечательностью я назвал бы мост, который соединяет через Рейн Страсбург (Франция) и Кель (Германия). Тут необходимо уточнить, о каком именно мосте я говорю. Поясняю: между двумя этими городами на сегодняшний день три моста. Все они расположены рядом.


Для наглядности воспользуюсь фото из Интернета. Вид с немецкой стороны. За рекой Страсбург.



Один мост — железнодорожный (на фото он справа). Он стальной. Если не ошибаюсь, его название «Кельский железнодорожный мост через реку Рейн». Нередко туристы именно его именуют — «Европа». Второй — автомобильный (на фото он слева). Он арочный, железобетонный. Появился в 1960 году. Где-то мне встретилось, что он носит имя какого-то депутата Европарламента. Но в реальности именно его название «Мост Европы». По третьему, вантовому (он посередине), бегают трамваи, едут велосипедисты и идут пешеходы.

Железнодорожный мост — сам по себе, он даже чуть-чуть отступил от своих сородичей в сторонку: мол, я не я и лошадь не моя. По автомобильному мосту мы от отеля доехали до Келя на такси. О его принадлежности: Келю или Страсбургу, я информации не обнаружил. А вот возвращались мы из Германии обратно во Францию по «струнному» мосту, у которого более чем оригинальное название — «Европейский мост». Его числят среди современных достопримечательностей Страсбурга. Почему не Келя? Смею думать, потому, что финансовые затраты на строительство моста французской стороны раза в два превышали вложение в мост Германии. А как известно, «кто девушку ужинает, тот её и танцует».

Он новенький, белоснежный, построенный в 2004 году, единственный из трёх, заслуживающий оценки «симпатичный». Весной этого года по нему пустили международный трамвай (линия D). Но мы предпочли пройти по мосту пешочком. Подивился — на мосту есть лавочки, где можно отдохнуть. А, ступив на французскую землю, сели на трамвай на ближайшей остановке. Кстати, остановки в вагончиках обьявляются как на французском, так и на немецком языках.






Странным я счёл новый, струнный, мост по нескольким причинам. Железнодорожный мост строили как бы в ознаменование примирения двух стран после Второй мировой войны. Автомобильный мост появился уже как некий знак французско-немецкой дружбы. Новый мост и раскинувшийся по обе его стороны парк «Двух берегов» (Le Jardin des Deux Rives) стали неким символом объединённой Европы и её прекрасного будущего. Глядя на него, я вспомнил церковь Св. Павла, которую построили «в рамках градостроительного плана по благоустройству города». Вот и тут — больше для красоты появился мост.

Но два расположенных рядом моста, старый и новый, в сочетании не позволяют говорить о красоте. Отдельно мост для авто и мост для трамвая — тоже, на мой взгляд, не самый удачный вариант. Выходишь на середину вантового моста, в одну строну глянешь, взгляд упирается в конструкции автомобильного моста, в другую сторону повернёшь голову — видишь старенький, послевоенный, железнодорожный мост, который особой красотой не отличается.

Говорят, многие жители Келя работают во Франции и каждый день ездят через государственную границу. Трамвай, возможно, им удобнее автобуса, которому суждено было ходить по автомобильному мосту. Велосипедисту проехать по новому мосту наверняка безопаснее. Но что, нельзя было построить один широкий и красивый мост, равно удобный для всех спообов передвижения? Потому что сегодня я увидел новый мост как свежую заплатку на старом пиджаке. И ещё, местоположение «Европейского моста» таково, что сделать удачный его снимок довольно сложно — надо отходить далеко от моста в сторону. А там начинают загораживать объект съёмки деревья. Хорошие кадры получатся, если вы будете делать снимки разве что с вертолёта. Однако, мне кажется, современные архитекторы не принимают во внимание такие мелочи.


(Продолжение следует)