?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда по приезде впервые вышли

познакомиться с городом, уже темнело. И не потому, что поздно, просто погода была хмурая — пасмурно. Эта поездка получилась самой зонтичной из всех, что у меня были за девять лет путешествий. Дождь не лил (разве что один день побуянил прилично на пару с сильным ветром), но моросил с разной степенью интенсивности почти все дни нашего пребывания. Лишь порой солнце всё же умудрялось пробиться сквозь муть из тумана и туч.



Однако мы радовались этой мороси, сравнивая каждый вечер «свою» погоду с той, что показывало французское телевидение, рассказывая о погоде в других районах страны, особенно в западных. Ураган, ливни, наводнение, мощные снегопады, согласитесь, были бы куда хуже. До Эльзаса доходили лишь отголоски жуткой непогоды, царившей в те дни повсеместно. А в нашем уголке Европы было +10 — +12, пусть даже по ощущениям казалось, что температура ниже. При всём при том каково было встретить на улицах цветущую сирень, цветущие розы, цветущую декоративную капусту и лопнувшие почки деревьев — это в начале-то января!



Цветочная уличная ваза




Первая вылазка была не столь продолжительной. Мы избрали путь прямо вперёд и довольно быстро оказались на округлой площади Республики (Place de la République). Учитывая историю, её можно назвать самой символичной и знаковой. На ней, в центре, стоит памятник, выполненный, как считается, в стиле Огюста Родена. В нашем восприятии это Родина-Мать. Для эльзасцев это Мать-Страсбург. Она сидит и держит на коленях двух погибших в Первую мировую войну сыновей: француза и немца. Так как эльзасцы сражались с обеих сторон, то памятник следует политкорректности и называется «Нашим павшим» («À nos morts»). Чтобы подчеркнуть равенство для Матери-Страсбурга немца и француза, они даже внешне похожи и представлены в обнажённом виде без военной формы. Памятник установили в 1936 году — за четыре года до новой мировой войны, на которой французские и немецкие сыновья вновь оказались противниками.



Вокруг площади пять помпезных зданий. Жёлтым цветом фасада из песчаника, а также сочетанием различных архитектурных стилей: классического, ренессанса и барокко выделяется Рейнский дворец. У нас бы прикрепили табличку: «Памятник архитектуры охраняется государством». У них обошлись без таблички, но здание признали шедевром немецкого зодчества.

Иначе и быть не могло. Когда император Вильгельм I увидел ещё только чертежи дворца, он сказал коротко и ясно: «Колоссально!». Короче, чем в рекламе «Квадратиш, практиш, гуд». Хотя у многих тяжёлое и пафосное строение вызывает ассоциацию со слоном. Почему именно со слоном, а не, например, с гиппопотамом, сказать не могу. И вообще, не может здание, построенное немцами, излучать легкомысленный французский дух. По той же причине и стоящая рядом Национальная университетская библиотека, и Национальный театр Страсбурга, и ещё два не менее помпезные здания-близнеца по обе стороны Проспекта Мира (Avenue de la Paix), там сейчас находятся Государственная налоговая инспекция и Префектура, представлены в монументальном имперском («берлинском») стиле. Было бы странно, если они выглядели бы иначе. В конце концов это же немецкий квартал.

 
Национальный театр Страсбурга


(Продолжение следует)

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
karyatyda
Feb. 2nd, 2018 08:36 pm (UTC)
Да уж, здание действительно тяжелое. Грузное.
razbol
Feb. 2nd, 2018 10:01 pm (UTC)
Что немцу хорошо, то русскому...
karyatyda
Feb. 3rd, 2018 07:19 am (UTC)
))) А я еще и наоборот слышала: что немцу смерть, то русскому повидло.
( 3 comments — Leave a comment )