razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Франция — лето 2014. — (клочок 591) — продолжение 34

«Странный город»

«Странным» его назвал не я.

Такое название выставке в нефе парижского Гран-Пале (Большого дворца) дали сами её авторы — Илья и Эмилия Кабаковы. На Западе их считают самыми известными российскими концептуалистами. Сами они себя видят культурными эмигрантами, которые «висят» как бы между двух культур, как вариант: болтаются в воздухе, находясь в некоем фантазийном пространстве, которое, считают они, позволяет реализовать им свои художественные замыслы.

Для меня самое странное в этом не в самих фантазиях (какое творчество без них), а в том «под каким соусом» их замыслы преподносятся. И сама эмигрансткая пара Кабаковых, и иногие люди на Западе считают, что своими понятиями об искусстве творческий дуэт представляет русскую культуру за рубежом. Это в ситуации, что Эмилия уехала в США уже больше 40 лет назад, Илья покинул нашу страну несколько позже. Оба поменяли культурное пространство, поменяли свои привязанности, свои корни. Тем не менее, работы Кабаковых присутствовали в экспозициях самых престижных музеев современного искусства. Оценивая и анализируя их, здесь на Западе хотели знать, как развивалось искусство в России. Но каким образом вырванные корни дают им право представлять русскую культуру — мне не очень понятно. Но это так, к слову.

Когда-то здание Большого дворца служило для выставок автомобилей и самолетов, с некоторых пор стало местом проведения художественных выставок. В рамках очередной «Монументы» («Monumenta») экспозиция Кабаковых наполнила гигантский объём Гран-Пале архитектурными и художественными формами, своего рода материализацией идей и ощущений. Надо заметить, чета Кабаковых, получившая известность, в частности, благодаря удивительным инсталляциям, стала первыми русскими участниками «Монументы».

Экспозиция здесь начиналась с «Опрокинутого купола» — гигантской опрокинутой полой конструкции, заполняющей Большой дворец космической музыкой и переливами цвета и света. Программа изменения цвета (говорят, несколько миллионов оттенков) как бы передаёт сочетание музыки и цвета, когда каждый звук можно представить в цвете. Хочу сказать, что, в моём восприятии, этот «ноктюрн на флейтах водосточных труб» производит чарующее впечатление.




Далее начинались белые коридоры непосредственно «Странного города», лабиринты которого заводили то в «Пустой музей», то в Центр контакта с космической энергией, то в павильон со схемами и устройствами, предназначенными показать, «как встретить ангела», то с объектами «Двери». Знаковый элемент города — «Ворота в утопию», или другое название — «Дорога в никуда». Какое из них более соответствует содержанию экспозиции, решать, видимо, каждый должен сам.



Надо понимать, что создатели города поднимают темы космоса, потустороннего мира, метафизики. Для тех, у кого возникнет вопрос: что человек должен вынести для себя, побывав в этом пространстве искусства, предложу ответ Эмилии Кабаковой: «Начнём с того, что он должен туда «принести»! Он должен принести максимум внимания, достаточно времени, чтобы посмотреть и желание увидеть, понять, почувствовать что-то». В её словах самое главное именно «желание увидеть, понять, почувствовать что-то». Что именно не важно, концептуально — что-то. «Странный город» предлагает человеку, оказавшемуся в нём, самому выбирать, куда ему идти», что «видеть», как увиденное воспринимать. То есть ты должен отыскать, выдумать параллели, сделать выбор… иначе, как это по-русски? — сам дурак.












Завершают выставку две так называемые капеллы — белая и тёмная, с картинами Кабаковых. С точки зрения рекламно-дизайнерскогого оформления стен, мне капеллы, особенно белая, понравились. Но ведь Эмилию Кабакову — третью жену Ильи Кабакова, его племянницу и соавтора, музу, ставшую менеджером, промоутером, казначеем и пресс-секретарём творческого дуэта, такой подход вряд ли устроит. Она ведь находит здесь личные культурные ассоциации, которые определяют русскую культурную доминанту. Если это так, то на ум приходит очень русское: «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». И финальная строка сказки: «А кто слушал (в данном случае, смотрел и придумал что-то) — молодец!»





Это постоянное мелькание (определение самой Э. Кабаковой) между «русскостью» и европейской культурой, присутствием и отсутствием в этом пространстве, по сути, не что иное, как, выслушаем Эмилию Кабакову, «всё время игра идёт такая. И зритель, если он проводит достаточно времени на выставке, начинает участвовать в этой игре. Начинает задействовать свою память, свои собственные культурные референции, собственный эмоциональный, или даже не знаю, политический, художественный базис — всё, что он знает. Мы получили невероятно много отзывов от зрителей, очень много писем. Начиная от самых простых: «я вспомнила свою маму, как она ушла в другой мир». И заканчивая очень сложными культурными многослойными воспоминаниями, референциями к европейской, русской культуре». «Ну, конечно, очень много комментариев, особенно от русских зрителей, что якобы Кабаков себя и свою жену увековечил там в образах. Но, на самом деле, эти люди не понимают, что это — концепт, — объясняет Эмилия Кабакова. — Это — концепт «тёмного и светлого». Как бы, нашего прихода в этот мир и ухода. Где мы видим более тёмное, где мы видим более светлое? Это такая фантазийно-религиозная, концептуальная идея. А фотографии — не важно, кто изображён! Не важно, какой event (какое событие). Важно, что что-то значительное в нашей жизни произошло. К концу жизни мы начинаем думать, что же было важно? И в памяти возникают события, лица».

«Воображаемый музей», он же «Пустой музей» — храм искусства.  На бордовых стенах с тёмно-зелёной полосой внизу и золотым бордюром наверху шедевральные большие мерцающие солнечные зайчики. Здесь как в настоящем музее можно отдохнуть на диванчике, заодно послушать музыку Баха. Как вы понимаете, в этом зале муз и просвещения надо благоговеть, а не задавать вопросы «Что? Где? Когда?» Игра — игрой, но ответы здесь не уместны! И это для авторов принципиально.




Модель лестницы в небо, где можно встретить ангела



«Как встретить ангела»



Выставка, на мой взгляд, отнюдь не подведение итогов. Здесь уместно сказать, что сегодня, во времена, когда достижения модерна всё чаще кажутся поражениями, появление «Странного города», населённого не людьми, а «персонажами», живущими между надеждой и отчаянием, выглядит некоей ретро рифмой XXI века к амбициям века ХХ.

Остаётся добавить, что проект Кабаковых «Странный город», заполнивший весь первый этаж здания Большого дворца, представлен в Париже при поддержке министерства культуры России, департамента культуры правительства г. Москвы и Московского мультимедиа арт музея.



P. S. Завтра начинается книжная ярмарка на Красной площади. Во-первых, приглашаю! Наше издательство будет на детской площадке под № 24.
Во-вторых, сообщаю, что сразу после неё я отбываю из Москвы, а потому буду отсутствовать в ЖЖ. Вернусь и продолжу в августе. Очень жаль, что так и не успел завершить французские заметки. Ещё есть о чём рассказать. Желаю и вам всем по возможности хорошо летом отдохнуть!

 
Tags: путевые заметки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments