?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ГОВОРЯТ, в какое время в Мюнхен ни приедешь, всегда попадёшь на праздник. В январе — на «Фашинг», грандиозный бал-маскарад. Весной приходит пора созревания крепкого пива, которую мюнхенцы называют «весенним курсом здоровья», и тут как тут «Фестиваль весны». Лето приносит праздник «Якобидульт», отметивший в 2010 году своё 700-летие. А каждую осень (конец сентября — начало октября) на лугу Терезиенвизе проходит самый массовый ежегодный Фестиваль пива «Октоберфест», проводящийся, с некоторыми перерывами, уже больше 200 лет, для которого даже варят специальный сорт пива «Визн». «Октоберфест» длится больше месяца, и на него съезжаются миллионы любителей баварского пива со всего мира: тут и туристы из Европы, и Америки, и Японии, и даже Австралии, я уж не говорю про россиян. Должен заметить, что праздники, среди которых череда народных праздников — так называемых дультов (апрельско-майский ярмарочный дульт «May Dult», потом уже названный июльский «Якобидульт» и «Кюршвайхдульт» в середине октября), сопровождаются аттракционами (катания на американских горках, колесе обозрения, каруселях) и даже салютом. А сколько при этом съедается подрумяненных сосисек, сарделек, колбасок, шпикачек, жареных курочек и баварских кренделей! Гулять так гулять!
Впрочем, истинные ценители пенного хмельного напитка уверены, что ждать какого-то календарного праздника совсем не нужно, праздновать следует в любой день, можно и каждый день. Ведь «веселье — хороший стимул делать хорошие деньги», — говорят жители беззаботного «вольного государства» Мюнхен.
Сказать, что пиво — традиционный баварский напиток, всё равно что ничего не сказать. Главное заключается в другом. Ещё в XVI веке баварский герцог Вильгельм IV издал «Закон о чистоте», по которому пиво должно вариться только из трёх ингредиентов: «…Мы хотим, чтобы во всех наших городах, на ярмарках и в деревнях не добавляли в пиво ничего кроме ячменя, хмеля и воды…». В XIX веке «железный канцлер» Отто Бисмарк узаконил «чистоту пива» по всей территории Германии. С возникновением Евросоюза еврочиновники потребовали отменить знаменитый закон 1516 года о «чистоте пива». Тем не менее, по сей день пивовары Баварии продолжают неукоснительно следовать этому закону. Как долго добродушные и улыбающиеся баварцы, какими их изображают рекламные проспекты, смогут противостоять требованию объединённой Европы, никто не знает.

В весёлой Баварии и её лучшем городе Мюнхене, уютном зелёном городе с размеренной жизнью, где на пивных праздниках гуляют решительно все, от мала до велика, люди предпочитают праздновать «по-старому»: пить «чистое» пиво и петь песни, раскачиваясь в такт музыке. Обычно они затягивают старые народные песни, впитанные с молоком матери. «Хотя о каком молоке может идти речь в государстве, где на каждого жителя, включая грудных младенцев, приходится по 140 литров пива в год?»— резонно заметил один остроумный человек.

пив3

Как бы то ни было, баварцы любят и умеют веселиться. Поэтому каждый приехавший имеет возможность вкусить атмосферы бесконечного баварского праздника. Но если вам хочется взглянуть на тихий город, приезжать сюда лучше в пору неспешного ожидания Рождества. Что мы и сделали — прилетели в Мюнхен, когда там уже начались приготовления к Рождеству. Они были заметны в магазинах и в оформлении некоторых улиц.
Каждое утро мы отправлялись «в поход» по городу убеждаться в том, что это город изобразительного искусства и науки, спорта и пива. Причём, они меж собой как бы переплетены. Знаменитая бронзовая статуя «Бавария», символизирующая знаменитых баварцев в области искусства и науки, возвышается на лугу Терезы. Том самом лугу в центре города, где ежегодно осенью проводится знаменитый праздник «Октоберфест», собирающий по 6—7 миллионов человек. Главная площадь города Мариенплац не может похвастаться таким скоплением людей даже в Новый год.
И подобные сочетания в Мюнхене на каждом шагу. Окажетесь в районе площади Одеонсплац, увидите там памятник Людвигу I в виде всадника, и вам непременно скажут, что именно благодаря этому королю появился праздник «Октоберфест». Будете около дворца Лерхенфельдов, вам подскажут, что от него рукой подать до пивной «Хундскугель», одной из старейших в Мюнхене (1440 год открытия). Когда-то в этой пивной, частенько засиживались два друга — Фёдор Тютчев и Генрих Гейне. Находясь около главных ворот Хофгартена, увидите поблизости кафе, которое расположено на месте кафе «Cafe Heck», любимого мюнхенского кафе Гитлера. В нём он любил встречаться с друзьями в период, когда его только освободили из тюрьмы. Захотите взглянуть на культовое Хард Рок кафе и поймёте, что оно рядом с другим культовым заведением — пивным домом «Хофбройхаус».

пив2

В пивном ресторане НВ любили бывать Вольфганг Амадей Моцарт, австрийская императрица Елизавета (Сиси), Владимир Ленин и Надежда Крупская, Адольф Гитлер. По отдельности, разумеется. Впрочем, Гитлер не просто хаживал. В нём в 1918 году на первом этаже в «Фестзалле» будущий фюрер впервые публично выступил с программой нацистской партии.
Ресторан «Хофбройхаус» расположен на площади Плацль, совсем рядом с центральной площадью Мариенплац. Летом приятно пить пиво в саду, ведь столики на 400 человек стоят под кронами каштанов. Но мы заявились много позже, а потому отправились в первый зал «Швемме» («Погребок») с длинными деревянными столами. Зальчик, прямо скажем, небольшой, вмешает всего лишь 1300 посетителей, для которых играл живой оркестр, а все, кто не понаехал, то есть свои, местные, истинные мюнхенцы, пели баварские песни. Второй зал, «Пивная изба» в стиле ретро, для организованных групп. А третий, «Праздничный зал», рассчитанный на 900 человек, он для проведения различных мероприятий.


за стойкой

Здесь, в НВ, за минуту выпивается 50 литров пива. Здесь есть сейфы для личных кружек постоянных посетителей. Здесь пиво — одно из вкуснейших во всём мире, потому что тут не используют ускорители процесса варки пива, и оно выдерживается полный цикл, что придаёт ему неповторимый вкус. Здесь никто никуда не спешит. Здесь 120 столов зарезервированы для завсегдатаев/ Здесь есть меню на русском языке. Здесь вам предложат нежнейшего молочного поросёнка. Здесь пьют пенное пиво литровыми кружками. Здесь «намоленное» место, где не брезгают сидеть как политики мирового уровня, так и простые горожане. Здесь есть собственный музей истории пивоварни и пива, который, конечно же, включён в список достопримечательностей Мюнхена. Здесь в «Бройштюберле» — зале второго этажа висит портрет Моцарта, как почётного посетителя давних времён.
В последующие дни мы пили пиво в «Лёвенбрау», заведении тоже большом, колоритном и демократичном.

пив1

Я заказывал там свиное колено с кнедликом и капустой. Хочу обратить внимание: во всех ресторанах мира ты заказываешь закуску, какое-то горячее блюдо и потом уже добавляешь: «И бокал светлого пива». Здесь всё наоборот. Ты заказываешь пиво, а к нему уже берёшь то же свиное колено, не забыв прибавить просьбу принести солёные баварские крендели. Их бесплатно подают только в «Хофбройхаусе».
Ещё на углу Мариенплац и улицы Зендлингерштрассе расположена пивная «Пауланер». Нам и там понравилось. Зато в самый старый пивной дом Мюнхена (1328 г.) «Августинер» мы почему-то не удосужились заглянуть. Однако мы и не ставили перед собой цель побывать во всех «самых обаятельных и привлекательных» пивных.
И вообще, было бы странным, затей я в своих заметках расширенное описание «злачных» мест. Но оставить совсем без упоминания пиво и знаменитые пивные, согласитесь, будет некорректным.

пив4

Точно так же нельзя не вспомнить про рынок Виктуалиенмаркт. Я и вспоминаю, как мы подошли к нему, развернулись (нагромождение павильонов и палаток впечатления не произвёло) и пошли стороной мимо. Кстати, совсем не напрасно. Немного дальше у входа в подвал мы увидели стоящую фиолетовую корову Milka, хорошо всем знакомую по рекламе. В подвале крупный фирменный магазин шоколада «Milka», представленного в огромнейшем ассортименте. Даже если покупать шоколад, печенье, конфеты и сувениры под маркой «Milka» не собираетесь, советую просто зайти туда на экскурсию.
На этом повествование об увиденном мною в Мюнхене можно и закончить. Правда, пока складывал буковки в слова, а из них строил предложения, возникла мысль хотя бы коротко отметить то, что мы так и не увидели.

Мы не побывали в такой достопримечательности, как самая большая в мире пивная – «Шпатенцель».
Нам не удалось, если помните, посетить Старую пинакотеку. И, значит, чтобы увидеть Рафаэля и Рубенса, в Мюнхен надо приезжать ещё раз.
Не добрался я до исторического здания Максимилианеум на берегу Изара в конце улицы Максимилианштрассе. И хотя строительство его продолжалось 17 лет (я ведь не напрасно говорю, что баварцы — народ неторопливый), к нашему приезду оно было уже завершено — строили всё же в середине XIX столетия, — попасть туда как-то не сложилось. А опаздывать на самолёт не хотелось. Жалею, здание, сужу по фото в Интернете, прелюбопытнейшее.

Не были мы в знаменитом Андекском монастыре. А ведь планировал, собираясь в поездку. Не знаю, чего хотел больше. То ли взглянуть на священные реликвии, среди которых частицы тернового венца Христа, нагрудный крест Святой Элизабет, крест победы Карла Великого. То ли испробовать знаменитого монастырского пива, которое варят здесь монахи. И производство пива началось здесь почти шесть веков назад. Читал, что здесь единственное место в Германии, где в пивном зале есть надписи, разумеется, на немецком, «песни не петь». Монахи, они предпочитают тишину. И мне кажется, я понимаю, почему возникли у немецких монахов такие требования к немецким же любителям пива. Но об этом чуть позже.
И до замка Блютенбург (недалеко от Нимфенбурга) мы не добрались. Опять же читал, что окрестности его очаровательные. Расположенные между рекой и двумя живописными озёрами, они, говорят, очень хороши для любителей спокойного отдыха. Не довелось погулять и зайти в расположенную рядом с замком церковь — средневековое здание в позднеготическом стиле, сохранившееся до наших дней в первоначальном виде, как и церковь св. Иоанна Непомука. Было желание взглянуть на три картины, имеющиеся в церкви: собственно, одну из них — «Адам и Ева».

Так и не съездили мы в старинный город Нюрнберг. Не нашлось времени доехать в Ротенбург на Таубере — эдакий сказочный немецкий городок, сохранившийся благодаря тому, что мэр не выполнил приказ Гитлера стоять до последнего и сдал город. Знакомая по Парижу мотивировка: потому что ротенбуржцы всегда очень любили свой город. Говорят, там интересное здание ратуши, на строительство которой ушло четыре столетия.

И на Пассау, где кафедральный собор Святого Стефана и старая Ратуша, мы даже не глянули, хотя намерение было. Хотелось собственными глазами увидеть главную достопримечательность города, расположенного на берегах трёх рек, каждая из которых отличается цветом вод. Реки так и называются: Голубой Дунай, Зелёный Инн и Чёрный Ильц. Увы, только читал, что там, где Инн и Ильц впадают Дунай, с его высокого крутого берега можно увидеть различные цвета вод. Только здесь Дунай такого невозможно красивого голубого цвета. И это не поэтический образ реки, прославленной вальсом Штрауса. Это её реальный, действительно голубой цвет!

Та же судьба постигла и старинный замок Ахорн (Кобург), о котором впервые упоминают в источниках в 1056 году. Опять же читал, что размеры замка впечатляют: 135 х 260 м, а площадь — 25 000 квадратных метров. Но мы стен замка так и не увидели, времени не хватило.
Не смогли выкроить даже минутки, чтобы полюбоваться на знаменитую статую «Бавария». Её возводили семь лет (с 1843 по 1850 год), а мы не нашли в своём расписании для неё и семи минут. Хотя, надо думать, она их заслуживала: даже в наши дни отлить такую статую из бронзы посчитали бы сложным делом. Высота статуи составляет 18,52 метров, масса 87,36 тонн.

Даже краешком глаза не взглянул я на католическую церковь Пресвятого Сердца, которая отличается своей неординарностью. Авангардное массивное строение с чёткими геометрическими формами: два огромных параллелепипеда (внешний стеклянный и внутренний деревянный), вложенных один в другой. Про него так и говорят, мол, оно разрушает все стереотипы верующего человека.
Никаких предубеждений у меня не было. Но время, ускользающее с невероятной быстротой, не позволило увидеть стеклянный фасад церкви, украшенный совсем не декоративным узором из белых гвоздей, который несёт в себе зашифрованное описание Страстей Христовых, взятых из Евангелия от Иоанна. И это ещё не все из любопытных манков, которые есть в храме. В нём, в центре плетёного металлического занавеса, заменяющего традиционный алтарь, проступает огромный крест, который «создан» за счёт более плотного плетения. Он в зависимости от времени суток может менять своей цвет относительно всего металлического полотна и бывает то светлее, то темнее его. «Виной» этому игра солнечного света, проникающего в помещение под разными углами.

Наконец, не выбрались мы и в Баварские Альпы, не побывали у идиллического озера Тегернзее, что недалеко от австрийской границы. Не поехали. А так, глядишь, и заглянули бы в живописный Роттах-Эгерн (баварцы иронично этот городок называют «LagodiBonzen» («Ложе жирных котов»). Ныне славы милому курортному городку, где состоятельные люди со всей Германии лечат сердечно-сосудистые заболевания, добавил «знаменитый новый русский», первый президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев. Семь лет назад он со своей дочерью Ириной и внуками поселился здесь: недалеко от подножия горы Вальберг на элитной улице Kreuzweg в приобретённых двух огромных домах так называемого «Замка Хубертус» (раньше там находился детский дом) — записаны они на имя дочери экс-президента СССР «Virganskaja» — Ирины Михайловны Вирганской (Горбачёвой). В десятке метров горная река Weissach, где плещется форель. Вокруг растут крупные ели. Здесь теперь, не знаю, как и сказать, малая родина или место пребывания российского общественного деятеля, вице-президента Международного общественного фонда социально-экономических и политологических исследований («Горбачёв-фонд») и президента «Клуба Раисы Максимовны», просто дочери Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны Горбачёвых. Её фамилия — по первому мужу А.О. Вирганскому (брак с 1978 до 1993[4] года), московскому хирургу, лауреату государственной премии Российской Федерации за 1992 год. Второй муж (брак с 2006 года) А.М. Трухачёв — бизнесмен.
Баварцы называют бывшего кремлёвского правителя-перестройщика — если коротко, то «Gorbi», если в нескольких словах, то «лучшим немцем Германии». Очевидцы рассказывают, что сегодня в коммерческих целях имя «Gorbi» используют владельцы богатых ресторанов Роттах-Эгерна (дешёвых здесь просто нет!) в названиях свиного жаркого по-баварски и пиццы «фрутти-маре». А местные туристические фирмы в рекламных проспектах его именем зазывают покататься с гор на санях «в упряжке с Горбачевым». Желающие могут прокатиться.

На этом, вроде бы, и можно ставить точку. Побывав накоротке в одном городе, разве можно полагать, что твои наблюдения будут безупречно точными, глубокими и обстоятельными. Я и не претендую на это. Хотя, признаться, Германия меня в последнее время интересует куда больше, чем, допустим, Австрия или Швейцария. В силу уже того, что Германия ныне не на шутку взялась «рулить» европейскими делами. Это тем более интересно, что перед нами страна, дающая яркий пример народа, который чтит старинные традиции. А традиции здесь, я бы сказал, очень и очень неоднозначные. Да, при всём прагматизме немцев исторические корни для них не пустой звук. Но, полагаю, это-то и чревато!
Почему я отправился именно в Мюнхен? Он, несомненно, является местом зарождения национал-социализма. Здесь в 1920 году была основана НСДАП, которая она довольно быстро превратилась в массовое движение. Сегодня не может не встать вопрос: почему нацистская идеология получила распространение именно здесь, в столице Баварии? Почему именно Мюнхен стал истоком? Любопытно, а сами мюнхенцы могут дать на него ответ?
Собственно не я первый такой умный и задаю этот вопрос. Доводилось читать, что виной всему они считают мрачные настроения, господствовавшие в стране после Первой мировой войны, Версальский договор, тяготы, связанные с инфляций, а также существование националистических и других радикальных движений. Но, когда речь заходит о причинах, в Мюнхене предпочитают ничего не говорить о «почве» той бытовой культуры города, о настроениях, которые царили в то время, например, в залах больших пивных ресторанов. Или во всём этом, они считают, нет специфического мюнхенского фактора?

Как нет ничего неприятного для постороннего человека, допустим, в местном патриотизме, увиденном в ресторане «Хофбройхаус», когда раскрасневшиеся от доброго баварского пива и вспотевшие от несметного количества больших кружек мюнхенцы пьют из них пиво, громко поют и хохочут над грубыми шутками, похлопывая себя по ляжкам. Совсем как на кинокадрах, знакомых нам по Германии 30-х годов минувшего столетия. Хотя и тогда не было ничего особенного. Ну, пиво, веселье и расторможенность. Что, разве хотели простые немцы войны? Полагаю, нет. Но последовала команда «Марш!» И добропорядочные бюргеры отправились на юг, на север и на восток. «Германия, Германия превыше всего, Превыше всего в мире, Если она для защиты Всегда братски держится вместе!» Вот только «защиту» каждый понимает по-своему. А пока, конечно, некоторый агрессивно выставленный напоказ местный патриотизм самосознания коренных баварцев и наслаждение пивом. Ведь команда ещё не прозвучала выйти из пивных и направиться маршем в сторону Фельдхеррнхалле как во время «пивного» путча. Пока это лишь темперамент, основанный на чувствах и традиционный «народный характер», настоянный на хмельном «веселье». Но как быстро происходят изменения в сознании людей, мы видим на сегодняшнем примере Украины — далеко ходить не надо.
Как формулировал один национал-социалистический функционер в 1937 году: «Народная жизнь Мюнхена подчиняется не разуму, а различным душевным состояниям, и поэтому этот город может стать великолепной питательной средой для движения, которое в первую очередь обращается к душе и к вере». Специфичная «мюнхенская смесь» из своенравного провинциального подхода с претензией на нечто большее («Мы — это мы!»), туманящего пивного угара и откровенной заносчивости, процветающей на почве местных традиций, способна дать  объяснение
не только обстоятельствам прошлого. И это не я сказал, что «в Мюнхене по-прежнему никто не решается смело взглянуть на себя в зеркало». Это говорят сами немцы, отмечающие, что в баварских госучреждениях «характерным образом отсутствуют моральные обязательства в отношении критического осмысления собственного прошлого» и при этом «никто не решается опуститься в духовные бездны этого красивого города». А город и впрямь красив.

Другими словами, сидя в ресторане «Хофбройхаус», я почувствовал, что тень Гитлера спокойно пребывает в повседневной памяти мюнхенцев. Может быть, не очень симпатичная, но всё же и она — достопримечательность города. А что, чем хуже Обелиска памяти? Поэтому пусть вас не смущает: в городе есть пешеходная прогулка по местам, связанным с зарождением нацистской партии, с Гитлером в Мюнхене, с путчем 1923 года, расцветом деятельности партии в 1930-х (заход в «Хойбройхаус» и в здание бывшей канцелярии Гитлера), так что можно заказать экскурсию.
Раз уж я упомянул Обелиск памяти (и прежде всего памятуя о словах, на нём присутствующих), имеющий прямое отношение к Баварии и России, припомню и другое. Отечественной войной 1812 года Россия спасла Европу от цивилизованного «Чингисхана» — Наполеона Бонапарта. (На монументе в городе Бунцлау, где скончался во время освободительного похода русской армии в Европу полководец Кутузов, высечено: «Он спас Отечество своё и открыл пути освобождения Европы. Да будет благословенна память о нём».) «Благодарная Европа», как известно, не забыв ещё наполеоновское иго, вновь объединила силы против России, втянув её в «севастопольскую страду». Фёдор Тютчев писал в 1854 году: «Россия опять одна против всей враждебной Европы». Поэт и дипломат не знал ни куда более поздних событий Первой и Второй мировых войн, ни оборот, какой приняли нынешние дни на Украине. Чем всё заканчивалось, известно.

ГОВОРЯТ, история не может быть справедливой или несправедливой, но она всегда заслуженная.

P.S. Большая просьба: кто осилил с интересом или без оного все 11 постов мюнхенского цикла, не сочтите за труд написать, прежде всего, о том, что Вас не устроило, разочаровало, показалось неинтересным, скучным, даже ненужным, плохо написанным, было затруднительным для восприятия — буду премного благодарен.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
congregatio
Dec. 22nd, 2014 03:55 pm (UTC)
Я пока прочитала только этот пост, но теперь обязательно пойду читать остальные. Безумно интересно.
razbol
Dec. 22nd, 2014 04:11 pm (UTC)
Спасибо, надеюсь не разочаровать.
karyatyda
Dec. 22nd, 2014 06:47 pm (UTC)
Ничего затруднительного, я еще и перечитывать буду, собрала в закладки.)
razbol
Dec. 22nd, 2014 08:59 pm (UTC)
Можно всё, кроме рукоприкладства:-)))
karyatyda
Dec. 23rd, 2014 06:15 am (UTC)
У редкаторов вся работа - сплшное рукоприкладство к чужим текстам.)))
razbol
Dec. 23rd, 2014 10:10 am (UTC)
Главное, чтобы синяков не было видно.)))
karyatyda
Dec. 23rd, 2014 11:40 am (UTC)
Верно-верно.)
elaryel
Dec. 22nd, 2014 11:50 pm (UTC)
Мне некоторые посты (первый и парочка следующих) показались немного пресными. Именно не скучными, а будто чего-то не хватало. Но потом стало гораздо увлекательнее. Я не знаю, отнести это к плюсам или минусам (скорее, просто личное впечатление), но первое, что я подумала: "моей бабушке бы понравилось такое читать".
Из того, что понравилось. Многоподробность. Читаешь, тут же тебе куча мелочей. И там интересно, и тут, куда пойти? И тут автор говорит: эй, эй, сюда! За мной. Я утрирую, конечно, но было такое ощущение.
(Оффтоп: А "Короткая жизнь" интереснее:D)
razbol
Dec. 23rd, 2014 02:27 am (UTC)
Спасибо за отклик и за сравнение с "Короткой жизнью". Я сначала даже не врубился: какой из постов мюнхенского цикла называется "Короткая жизнь"? И лишь потом сообразил, что Вы вспомнили исторический роман, который можно легко найти в Интернете, хотя я его туда не выкладывал.
После Ваших слов перечитал первые три мюнхенских кусочка. Наверно, в чём-то Вы правы. Хотя и подумал, что в книге они ведь не будут первыми. Мюнхен там будет завершающей главкой второй (всего будет три) части. Поэтому, на мой взгляд, читатель уже "разбежится" в своём чтении. И так как раньше будет большая первая часть с Францией и вторая, где заметки о других разных европейских странах, на страницах о которых немало увлекательного, то впечатление "смягчится" (полагаю). Но в любом случае, я ведь ещё буду и редактировать и дорабатывать текст для книги. Буду думать.
( 9 comments — Leave a comment )