razbol (razbol) wrote,
razbol
razbol

Categories:

Проект Петра — 1. (клочок 466) – продолжение 7.

вертушка от пробок2

На днях прочитал, что среди характерных национальных особенностей русских есть такая: чтобы русский улыбался, у него должна быть для этого достаточная причина, очевидная для других. Это даёт русскому человеку право улыбаться. (На Западе, как известно, характер улыбки несколько иной. Западные улыбки во время приветствия означают исключительно вежливость по отношению к незнакомому человеку.) Пребывание на питерской земле дало мне немало очевидных поводов не только улыбаться, но и горько смеяться. И хотя мы приехали гулять в парках, всё же несколько дней досталось и Питеру. Подошла очередь поговорить и о нём.
Тот самый водитель такси, с которым у нас был разговор о Выборге, дал определение Петербургу, с которым я не просто согласился, но, признаюсь, именно этим определением уже давно сам «наградил» город на Неве — проект Петра. По аналогии: проект Сочи, где под лозунгом «Догоним и перегоним Европу» создавался курорт европейского уровня — окно в современную курортно-туристическую Европу. Заодно решался вопрос с олимпиадой.
Пётр тоже открывал окно в Европу. Заодно решался вопрос со стратегическим форпостом на Балтике. Иного пути, как перенести туда, на болота, столицу, у него тогда не было. (Санкт-Петербург был создан на 600 лет позже Москвы и даже на 80 лет позже Нью-Йорка, не говоря уже о старых европейских столицах.) Что касается болот, то ничего нового, и Москва ранее тоже рождалась среди болот. Без статуса имперской столицы Санкт-Петербург, даже просто как крупный город, ни за что не был бы построен да ещё в столь короткие сроки. Чиновники-богатеи, соревнуясь друг перед дружкой, выполняя заказ Петра и глядя в открытое окно в Европу, затеяли наперегонки строить европейский град Петра. Потому как это не был тот случай, когда с милым рай в шалаше.

гор33

гор30

гор32

гор19

гор34

гор35

гор8

Питер в своей основе и рождался как чистой воды заимствование, строился, можно сказать, по европейским лекалам. Сегодняшние европейцы потому и приезжают туристами в Питер, чтобы убедиться, что эти русские смогли, оказывается, и нормальный, с их точки зрения, европейский город построить. Как во Франции, как в Голландии, как в Италии… Я сказал бы даже, с учётом наличия средств, возможностей и времени, очень часто строили лучше, чем там. И я, честно говоря, горжусь в этом отношении Питером. Тем более, о чём я уже не раз говорил, он и мой город. Но вот если Москва (прошу прощения за параллель, она здесь не ради противопоставления двух городов) строилась веками, то Петербург возникал именно как проект — быстро, одномоментно, в едином ключе, по канонам известных мастеров европейской архитектуры. Как я недавно прочитал у одного известного архитектора, выходца из Питере и сохранившего по сей день любовь к родному городу, тем не менее, сказавшего про него: «Город без вековых традиций и истории, запутавшейся во тьме веков» и ещё: «Искусственно созданный город» построенный «как насилие над природой и над людьми».
Оказалось, что город-проект («Умышленный город» — назвал и обосновал это название Петербурга Ф.М. Достоевский) определил не только планировку города и его застройку, но и психологию его жителей. Центральная часть аристократического и чиновничьего Петербурга заложила основы мировидения и жителей питерских окраин-трущоб, и живущих в тихих уголках города, где обосновались среднее сословия и мастеровые люди, вроде Петербургской Коломны (тоже часть Адмиралтейского района, в котором расположилась гостиница, где мы остановились, лежащая между Крюковым каналом, Фонтанкой и Мойкой). Это как живущие в Мытищах, Люберцах и Одинцове, не говоря уже о тех, кто живёт в Бирюлёво, Химках, Алтуфьево и Выхино, а теперь ещё и в Новой Москве считают себя москвичами. То, что среди этих «москвичей» много таких, кто никогда не был и не собирается хоть раз зайти, например, в Пушкинский музей или Третьяковку, я и говорить не стану.
Гуляя по Питеру, видел: что-то отмылось, что-то подкрасилось, где-то отреставрировалось, чтобы глаз видел респектабельные фасады с сотнями мемориальных досок, гранитные набережные и прекрасные мостики, но сохранились узкие грязные дворы-колодцы, в которых стоит вечный жутко затхлый запах то ли плесени, то ли гниющего дерева. Сохранились целые улицы, куда лучше не заходить. Помните, в первом посте про Питер я обронил: «…идти на прогулку по Галерной улице жена отказалась (питерцы поймут, а остальным я объясню несколько позже)»? Объяснение тут простое. Галерная улица (в Адмиралтейском районе, а не где-нибудь на окраине) начинается аркой между зданиями Сената и Синода. Сегодня в этих двух зданиях, соединённых триумфальной аркой, эффектно очертивших Сенатскую площадь с западной стороны (они оформляют центр города и являются великолепным украшением Санкт-Петербурга), расположились Конституционный суд РФ и Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина. Роскошные фасады, но входишь в арку, после которой начинается Галерная, и попадаешь… Как бы это сказать поприличней? Первое, что приходит на ум, это выражение, известное по истории — «потёмкинская деревня», т.е. за красивым фасадом убожество, разруха, помойка и жилища гастарбайтеров.
Гранитные колонны — как на Западе, гранитные львы на каждом шагу — такого количества львов вы не найдёте нигде на Западе, памятники на каждом шагу, какой хотите, на выбор: мраморные, гранитные, бронзовые — точь-в-точь, как в Греции, Италии и Франции. Красота, но красота заёмная: именно как уже где-то есть в другом месте. Что понятно, архитекторами были иностранцы. Как они ранее строили в своих землях, так и тут строили: как в Риме, Париже. Иностранцы приезжают и начинают сравнивать: а это как в Версале, а это как в Лувре… Психология питерцев основана на восприятии вторичного и заёмного. В предыдущих постах я несколько раз останавливался на этой характерной черте города и горожан. В качестве ещё одного весомого примера можно привести Собор Воскресения Христова на Крови или Храм Спаса-на-Крови, сооружённый в память того, что на этом месте в 1881 году был смертельно ранен император Александр II. Храм в отличие от главенствующей в Петербурге западной архитектуры выполнен в «русском стиле», и что? Напоминает московский собор Василия Блаженного. То есть для Питера правило: если что строят, то оно обязательно на что-то похоже. Если Казанский собор, то он похож на величественный собор Святого Петра в Риме. Если Храм Спаса-на-Крови — то на собор Василия Блаженного. Если сегодня строится «Балтийская жемчужина» — то она похожа на здание в Вене, и т.д.

в питере

в вене

И коли уж я коснулся одной питерской новостройки, скажу ещё несколько слов на эту тему.
«Балтийскую жемчужину» я увидел не в первый день. Раньше других я «встретился» с новостройками, расположившимися на берегу Финского залива, когда плыл в Петергоф. И я опешил, увидев эти новостройки. Опешил от увиденного и от того, что вспомнил, с каким остервенением жители Питера бросались на высотный деловой комплекс «Газпрома» напротив Смольного монастыря. Противники 300-метровой новостройки исходили из критерия:, небоскреб в три раза выше Исаакиевского собора. Можно было подумать, что газпромовское сооружение намеревалось встать под боком с Исаакием.
Ну, да ладно. Это уже дела минувших дней. Теперь «Газпром» получит лахтинскую прописку. Но здания, о которых я веду речь, уже стоят на берегу залива.

отгородились

побережье

уводы1

От кого отгородился Питер этими домами-заборами? Это и есть проект «Морской фасад» Петербурга? Эти современные жилые комплексы, протянувшиеся почти у самой береговой линии и открывающиеся взору с борта идущего к городу или из него судна, и есть заветная удивительная панорама светлых зданий, словно парящих над водой? Признаться, я дивился, глядя на сооружения: зачем вместо архитектуры, достойной морской столицы питерцы предлагают мне смотреть градостроительные заборы и кирпичные нагромождения?
За последние 10 лет на границе Петербурга появилось около 10 млн м2 недвижимости: как правило, это огромные дома, состоящие из маленьких квартир. Да, конечно, внешне они отличаются от хрущёвских пятиэтажек. Но не могу понять, станут ли эти территории, вроде «Парнаса» полноценным Петербургом или им уготована судьба гетто. Мне припомнилось, что, наверно, не случайно интрига сначала пьесы, а потом и знаменитого кинофильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром» возникла на питерской (тогда ещё ленинградской) почве. Судя по всему, с тех пор ничего в городе не изменилось. А если ещё учесть, что коробки-близнецы кучкуются без школ, поликлиник и другой инфраструктуры, то…

парнас

с легким паром

И везде такой же безликий, как и в Москве, асфальт. Сегодня, впрочем, в столице его во многих местах заменили на столь же безликую серо-грязную плитку. В Питере предпочли оставить асфальт. Вообще-то для города, любителя заимствований, можно было бы и позаимствовать зарубежный опыт кладки художественной плитки. Но это так к слову.
Так как сказать на тему, что сегодня совсем не красит Петербург, осталось в достаточном количестве, позвольте перенести разговор в один из следующих постов. Надеюсь, он станет завершающим цикла о поездке в Питер. Впереди ведь ещё рассказ о Франции.
Tags: путевые заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments