?

Log in

Previous Entry | Next Entry

«Villa Chantal» и её окрестности — 11

Среди всевозможных реплик, оценок и суждений, какие сопутствовали подготовке к поездке, встретилось мнение,

что «не побывать в музее Матисса, значит, не побывать в Ницце». После посещения музея Матисса (Musée Matisse) соглашаться со столь категоричным утверждением я бы не спешил. Тем не менее оно состоялось, но благоразумно в ряду других запланированных для одновременного осмотра комплекса достопримечательностей. От помощи автобуса я, как обычно, отказался.

Чтобы добраться до музея пешком, пришлось лезть в гору, которая называется живописным холмом Симье. Не верьте рекламным проспектам, будто музей находится в центральной части города. Если следовать дипломатическому этикету, можно сказать, что он располагается в некоторой удалённости от центра. А по-простому, то чуть ли не на окраине Ниццы.

Однако, располагая временем, я не пожалел о своём решении. Оно позволило мне в один день увидеть развалины римских термов, античную арену (римский амфитеатр) и современный аристократический квартал фешенебельных вилл нынешних миллионеров, среди которых отнюдь не только французы; францисканский монастырь Нотр-Дам-де-Симиз, монастырский сад, созданный в ХVI веке и кладбище, где, кроме Анри Матисса, похоронены ещё два известных человека: обладатель Нобелевской премии по литературе французский романист Роже Мартен дю Гар (чей роман-поток «Семья Тибо» пришёл ко мне вместе с «Библиотекой всемирной литературы» — 200-томной серией книг, выпущенной «Худлитом» в 1967—1977 годах), и художник Рауль Дюфи.




Позволю себе небольшое отступление. Французы считают Дюфи выдающимся художником, мне же более оправданным кажется определение «любопытный». Стилистика его картин, как мне видится, придаёт им скорее характер оригинальных книжных иллюстраций, нежели художественных полотен. Но это исключительно моё личное восприятие работ, с присущими им яркостью колорита и простыми очертаниями формы. Среди наиболее мне симпатичных — его «Монмартр» и цикл разноцветных букетов в вазах.

(из Интернета)


( из Интернета)


Уместно напомнить, что большая коллекция преимущественно поздних работ Рауля Дюфи помещена в отдельном зале Музея изящных искусств Ниццы (Le Musée des Beaux-Arts) в бывшей вилле княжны Елизаветы Кочубей. Там 28 картин маслом, 97 рисунков и гравюр, керамика и ткани, расписанные художником.

Ещё тот день подарил мне возможность обойти вокруг дворца, построенного по случаю приезда английской королевы Виктории — «Дворец Регины» (сейчас в бывшей резиденции около сотни частных квартир людей, надо полагать, перебивающихся с хлеба на квас),






и далее через ворота со сфинксами спуститься через грот к вилле «Вальроз» (сегодня это территория университета Ниццы).

При желании можно было зайти осмотреть археологический музей в бывшей вилле Арен и расположенный на авеню Доктора Менара музей Марка Шагала. Открытый в 1972 году музей художника-авангардиста — это прежде всего 17 больших картин, написанных под впечатлением от Ветхого Завета. Отсюда и полное его название — Национальный музей Библейского послания Марка Шагала (Musée National Message Biblique Marc Chagall).

Оба музея, археологический и Шагала, меня не влекли, я предпочёл им роскошный особняк «Вальроз» (Villa Valrose), построенный бароном фон Дервизом.




Это по-французски вилла, а любой русский скажет иначе — барский особняк. И будет прав, глядя на монументальное русское имение «Вальроз», принадлежащее когда-то нашему соотечественнику, богачу и меломану, барону Павлу Георгиевичу фон Дервизу (между прочим, в Ницце есть улица барона Павла фон Дервиза и школа имени фон Дервиза). Барон как-никак был знаменитой личностью в городе благодаря не только богатству, но и щедрости. Вообще мне показалось, что Ницца любит людей-толстосумов и отдаёт им предпочтение перед всеми другими. По этой именно причине, как только количество очень богатых россиян в силу разных причин ныне резко уменьшилось, город затосковал и опечалился.

Но вернусь в середину XIX века, когда фон Дервиз, прикупив 10 с лишним гектаров земли у холма Симьез, затеял строительство на них с нуля двух дворцов, вокруг которых, разумеется, разбили парк. Строительство было завершено через 3 года, и один только Большой замок обошёлся в пересчёте на сегодняшний курс 40 миллионов евро. Во дворце был даже концерный зал, позднее превращённый в театр. Живи фон Дервиз сегодня, он входил бы в «клуб миллиардеров» и его состояние фигурировало бы в глобальном рейтинге Forbes. Наследством он отягощён не был, предки ни богатством, ни знатностью не выделялись. Но, как оказалось, оказался в нужном месте в нужное время: организовал компанию по постройке железнодорожных путей.

Граф Сергей Юльевич Витте, по совместительству председатель Совета министров, знал, что говорил, когда в мемуарах отозвался о нём: «Дервиз, несомненно, был человек умный и на постройке дорог... нажил очень большие деньги... Когда он нажил очень большое состояние, то был настолько умён, что сразу бросил свои дела, уехал за границу, построил целый дворец, занимался музыкой, имел собственный театр и там же умер». Характерное и, я бы сказал, вневременное определение. Ничто не меняется на белом свете. Как там, в кинофильме «Иван Васильевич меняет профессию»? — «Всё, что нажил непосильным трудом!»

В своём дворце в Ницце фон Дервиз задолго до балетных «Русских сезонов» Дягилева (1908—1929) часто устраивал музыкальные сезоны. В 1879 году, живя в особняке барина фон Дервиза, Глинка написал свою оперу «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»).

По пути к вилле «Вальроз» встретилась скульптура королевы Виктории и четырёх девушек, которые олицетворяют собой Лазурный берег, его основные четыре города: Ницца, Канны, Ментон и Грасс.




Монастырь Нотр-Дам-де-Симиз (Notre Dame de Cimiez), выполненный в стиле готики трубадуров, отличается ярким фасадом и беломраморной колонной 1477 года, посвящённой Св. Франциску. Кто-то станет ахать при виде трёх картин на религиозную тему известного французского примитивиста Луи Бреа, но меня больше привлёк монастырский сад, ухоженный, аккуратный. Могу представить, как он невероятно красив весной, когда цветут гранатовые и цитрусовые деревья. Мне же пришлось ограничиться чудесным видом на город с высоты холма Симье.





Римский амфитеатр (остатки античного амфитеатра вместимостью 5000 человек), построенный, кто говорит, что в I веке, кто — во II веке н.э., до сих пор используется по назначению. Днем, когда я там был, территория открыта для посещения. Вечерами на арене проходят музыкальные представления и драматические спектакли под открытым небом. Афиша приглашает желающих. Зрителями, слышал, а потому ручаться не могу, обычно бывают местные жители, обитатели богатых вилл квартала Симье. По такому случаю концерты зачастую бесплатные.



За ареной находятся другие руины — термальный комплекс (бани), он помоложе, II—III веков. По прямому назначению не используется. Весь этот ансамбль руин располагается в парке, где высажены оливковые деревья, рядом с музеем Матисса.



Здание музея — генуэзский особняк (XVII в.) с изящным фасадом, покрытым росписями-обманками. В стенах этого дома художник прожил не один десяток лет. Скромность экспозиции вызывает противоречивое восприятие у посетителей. Одних музей разочаровывает скудностью, мол, пара картин, два десятка эскизов, десяток скульптур и немного фотографий, практически никаких личных вещей. Другие смотрят иначе: нет великих шедевров, но есть прекрасная творческая лаборатория великого мастера. Получается вроде как традиционный риторический вопрос «Стакан наполовину полон или пуст?»

Нет, тут есть мраморные столики и венецианские кресла-качалки (прижизненные), экспонируется большое количество рисунков и эскизов (я их не считал), немало скульптур и гравюр, коллажи из бумаги, оконные витражи, керамика, декупажи, гобелены, работы на ткани «Океания — Море», «Океания — Небо». То есть представленное очень разнообразно по содержанию, хотя работы в основном небольшие. Но они «рассказывают» о пути художника в разные периоды творчества и иллюстрируют многогранность его таланта. Можно также видеть фотографии Матисса.




В Ницце, знаю, Матисс написал множество полотен, на которых изображены жёлтые лимоны, чёрные венские стулья, зелёные и розовые летние зонтики. Но, ей-ей, видеть их здесь собранные под одной крышей у меня желания не возникло. Недоумения, что нет тут двух знаменитых полотен «Танец» и «Музыка», тоже не случилось. Желающие их лицезреть могут отправиться в Санкт-Петербург и зайти в Эрмитаж. Я в музее на Дворцовой площади несколько раз был и работы, выполненные по заказу московского коллекционера Сергея Щукина для своего двухэтажного особняка в качестве декоративных панно для парадной лестницы, видел.

Собственно, с этих скандальных картин, в которых Анри Матисс явил виртуозное «дикое» обращение с цветом и формой, к нему и пришла слава. Баснословные по тем временам деньги заплатил Щукин за господствующие в палитре не утратившего наивности малоизвестного тогда художника всего лишь три цвета — «небесная лазурь», «розовая свежесть тел и зелень холма». Лишь попросил автора изящно закрасить слишком явные половые признаки у изображённых фигур. Это был первый крупный заказ в жизни Матисса, который позволил ему проститься с нехваткой средств.


(из Интернета)


Впрочем, если для кого проще, увидеть картину можно, заглянув в Музей современного искусства в Нью-Йорке, там есть, читал, вторая версия «Танца». Или приблизиться к масштабному панно «Танец» (1932), ныне называемому «Парижским танцем» в парижском Музее современного искусства. Полотно в 1930 году Матиссу заказал американский коллекционер Альберт Барнс. Но это уже как бы голливудская франшиза «Форсаж-8», картина маслом, в которой данная тема находит дальнейшее продолжение.

(Продолжение следует)

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
karyatyda
Apr. 20th, 2017 07:27 pm (UTC)
Сколько всего! Дюфи действительно очень хорош, пойду и себе из сети надергаю.)
razbol
Apr. 20th, 2017 10:09 pm (UTC)
Я ведь Вам как-то говорил, что для меня каждая поездка сродни университетскому курсу в системе самообразования. Ведь о многом знаешь и до поездки, но она каким-то образом связывает разрозненные знания. И ещё напоминает состояние до и после экзамена. До - ну ничего не помнишь, не знаешь. После - удивительное дело, всё в голове разложилось по полочкам и всё понятно. Выходишь в коридор и можешь консультировать тех, кому ещё предстоит идти сдавать.
karyatyda
Apr. 21st, 2017 12:11 pm (UTC)
Точно-точно! Особенно к физике относится. :)
И даже если сразу что-то не запомнил, потом начинаешь разбираться и отлично все укладывается в голове.
( 3 comments — Leave a comment )