?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Минувший январь вышел у меня в некотором роде театральным.

Сначала мы с женой нанесли визит в «Современник» на «Осеннюю сонату» с Мариной Неёловой (Шарлотта) и Алёной Бабенко (Ева). В середине месяца отправились на старую сцену Театра-студии Олега Табакова (в просторечии «Табакерку») смотреть «Мадонну с цветком». А в конце января решили осмотреть новое помещение театра Табакова на Сухаревской и заодно взглянуть на спектакль «Матросская тишина», где в главной роли сын мэтра Павел.
Каковы впечатления?

В конце 1970-х годов история о непростых отношениях дочери и матери, преподнесённая шведским режиссёром Ингмаром Бергманом в «оскароносном» фильме «Осенняя соната», покорила жюри многих киноконкурсов. На сцене «Современника» спектакль по сюжету той известной истории. Режиссёр театральной «Осенней сонаты» Екатерина Половцева, совсем недавно закончившая ГИТИС. Кино я не видел, так что сравнивать мне не с чем. Могу только сказать, что ни Неёлова, ни Бабенко скуку от содержания типично европейского сюжета, на мой взгляд, не снимают.

Зрителей пытаются погрузить в мир непростых отношений самых близких друг другу людей – мамы и дочки, – показать боль и страдания, возникающие от непонимания и нелюбви… Но кроме ощущения, что «богатые тоже плачут», не возникает. От традиционной для европейцев «философичности» по поводу и без оного я, честно говоря, давно подустал. Складывается ощущение, что играть актёрам нечего. Да и, кажется, что сама актёрская игра не очень-то высокого уровня. Неёлова, конечно, старается, и мимикой, и жестами, но какими-то вторичными для неё, давно наработанными и потому уже ставшими привычными. Ушёл разочарованным, высказав в свой адрес, что пора уже меня отстреливать, так как хочу чего-то такого, что видел, когда на сцене были актёры, заставлявшие переживать, плакать и смеяться, думать и спорить, а тут выходишь из театра с мыслью, что в культурной программе вечера можно поставить галочку – был, видел. И не более того.

«Мадонна с цветком» заставила грустить ещё больше. По нескольким причинам. В основу спектакля, поставленного Александром Мариным по роману Марии Глушко «Мадонна с пайковым хлебом», положена женская судьба молодой женщины, ставшей матерью на случайном полустанке по дороге к дальним родственникам в начале минувшей войны. Трагическая, но жизненная история о том, что родственники выгоняют её с грудным ребенком на улицу в мороз, без денег и вещей, а чужие люди, ставшие ей родными, спасают её с сыном.

Опять же я не читал первооснову, не знаком с текстом романа. Но слышимый текст (диалоги), адресованный зрителям со сцены, жуткий. К тому же складывается впечатление, что сценарист, перелопачивая роман, особо и не утруждал себя этой проблемой, тогда как, судя по всему, роман представляет собой внутренний монолог героини, т.е. текст от первого лица.

Но и это ещё не всё. Основные события происходят в Саратове. Это город, который и мне, и Олегу Павловичу хорошо известен: Табаков родом из Саратова. Я даже немного знаком кое с кем из его домочадцев. И когда звучит текст, странно нарушающий городские реалии, удивлению нет предела. А слышал ли сам Табаков спектакль, идущий на сцене своего театра? Или сегодня это уже не обязательно, знакомиться со спектаклем, где ты художественный руководитель?

Спектакль имеет градацию 18+. Заслуженно? Несомненно. Но художественно оправданны и по сути необходимы ли сцены, вызывающие это? Никоим образом. Юлиана Гребе (студентка Школы Олега Табакова), сыгравшая главную роль, по ходу действия должна покормить грудью ребёнка. Как и что «играет» в этой сцене молодая, фактически начинающая актриса? Повернувшись к зрителям, она неторопливо, что-то вроде замедленной киносъёмки, раздевается по пояс (!), стоит на сцене, о чём-то задумавшись, демонстрируя зрителям свою большую грудь (ну, как она вам, все и всё разглядели?) И затем нехотя прикладывает ребёнка к груди.

Не спрашивайте, почему так и зачем. У начинающей актрисы сверхзадача. Это раньше путь на сцену лежал через постель режиссёра, а сегодня, наоборот: попасть в сие заветно-престижное ложе и заодно стать приглашённой на съёмки фильма можно, только преуспев в таком виде на сцене. Так что она свою грудь не нам зрителям демонстрирует, а потенциальным помощникам режиссёров, самим режиссёрам и менеджерам по кастингу: «Ну, поглядите на меня! У меня не хуже, чем у Памелы Андерсон. Возьмите меня!! Я на всё готова!!!» Других артистических достоинств, кроме большой груди, я у начинающей актрисы не наблюдал. Жена справедливо заметила, что кастинг на роль наверняка производился исключительно по размеру груди.

После просмотра постановки лучше понимаешь, почему совсем недавно Олег Павлович взял под защиту характер спектаклей театра Константина Райкина.

В спектакле много суеты. Но решённый в стиле мини-минимализма, когда декораций не больше, чем на сцене школьной самодеятельности, он позволяет отработать каждое движение исполнителей до автоматизма: быстро подошёл, крепко взялся, передвинул, отошёл, произнёс, если нужно, два-три слова – и ждёшь следующей своей сцены.
Смею думать, у меня есть объяснение, почему в театральную «переделку» был взят роман Марии Глушко. Автор «Мадонны с пайковым хлебом» с Крыма. Так что война войной, а конъюктура по расписанию.

Всё ли плохо? К счастью, нет. Могу отметить двух актрис, сыгравших свои роли очень достойно: (если я правильно запомнил) выпускницу курса Райкина (ШС МХАТ) Наталью Качалову, сыгравшую старуху Ипполитовну, и Алёну Лаптеву, тоже исполнившую роль пожилой женщины. Эти две харáктерные роли хоть как-то спасают спектакль.

«Матросская тишина» – спектакль по пьесе Александра Галича. Пьеса была написана в 1958 году для открывающегося тогда театра «Современник», однако до сцены она не дошла. По причине будто бы, что количество евреев на квадратный сантиметр превышал санитарно допустимые нормы. Впервые её поставил лишь в 1988 году, уже после смерти автора, О. Табаков. Ту постановку я не видел. Среди исполнителей тогда были Евгений Миронов и сам Олег Табаков.

Нынешняя постановка имеет сильно усечённый вид (из 5-ти актов играются 3), на роли Давида Шварца сегодня Павел Табаков. Начинающий Табаков на сцене и выглядит начинающим (и совсем не таким, каким был начинающим его отец). И главное, что плохо: на протяжении всего спектакля Табаков-мл. все слова произносит, словно его рот набит кашей, и он её жуёт, никак не прожуёт. А если к тому же учесть, что есть сцены, где он говорит в сторону или вообще, уткнувшись в подушку, то о сказанном им приходится больше догадываться.

В каком из двух спектаклей (на старой или на новой сцене) молодые актёры играют хуже, я сказать затрудняюсь. Но, удивительное дело, сценография обоих спектаклей, разных по всему, сбита молотком из досок будто под копирку. И оттого скучно становится с самого начала. Количество евреев на квадратный сантиметр, превышавшее санитарно допустимые нормы, от сокращения пьесы почти в два раза, конечно это количество уменьшило. Но только ли в количестве дело?

Кроме плохой игры актёров надо признать, что три сохранённых акта представляют собой по жанру дневниковые заметки, штриховые наброски, этюды о времени. Замечу, этот жанр мало приспособлен к сценическому воплощению. Если посмотреть на общий репертуар театра на обеих сценах, то большинство позиций – это либо собственные инсценировки прозы, либо переложения «по пьесе…» (по мотивам). Не в этом ли корни скверных диалогов, которые звучат со сцены?

Маленький итог. На всех трёх спектаклях публика по окончании бурно хлопала, бисировала… Похоже, театры добились своего: зритель к ним пришёл. Пришёл тот, кого вполне устраивает нынешний театральный уровень если не ниже плинтуса, то не на много его выше. А для актёра нет ничего слаще выходов под аплодисменты.

P.S. Чуть было не забыл. Сам новый театр Табакова очень даже глянулся. Не зря его сто лет строили.

 

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
karyatyda
Feb. 11th, 2017 08:24 pm (UTC)
Странно, что прежняя "Табакерка" стала такой. Мы, правда, давно к ним не ходили, а теперь я и совсем засомневалась.
razbol
Feb. 11th, 2017 09:06 pm (UTC)
И ведь это были вещи, выбранные по отзывам зрителей. Не хочу представлять, что за уровень других спектаклей, которые зрители обругивают.
karyatyda
Feb. 12th, 2017 07:30 am (UTC)
В новую мы еще не ходили, а прежние спектакли на Вавилова обычно нравилось. Были неприятные мелочи, а в целом хорошо. Поэтому мы как раз и опасались запуска новой сцены - маленькие студии после этого обычно портятся.
Вообще у нас этот сезон совсем не театральный.
razbol
Feb. 12th, 2017 08:18 am (UTC)
Сказать, что прежде у меня были подобные претензии я тоже не могу. Но, как оказывается, всё меняется. Боюсь подумать, что начинает сказываться возраст Олега Табакова.
karyatyda
Feb. 12th, 2017 02:08 pm (UTC)
Нельзя объять необъятное: две "Табакерки" и МХТ - очень много. В МХТ, кстати, давно уже стало противно, я пару лет назад тут жаловалась: в "Тартюфе" именно Табаков говорил "брателло". Заигрывают со зрителем, чего я терпеть не могу, честно говоря.
( 5 comments — Leave a comment )